- Свято-Введенский приход - http://vvedenskiy.org -

Церковь и дети. Средний школьный возраст: от 10 до 13 лет

Posted By Администратор On 08.07.2009 @ 12:52 In Церковь и дети | Comments Disabled

Чем дети старше, чем сложнее их характеры, тем меньше они открыты учителю церковной школы, в общем-то незнакомому человеку. Дети сформировались, восприняли определенный склад поведения, который наложил свои отпечатки на их характеры, В течение нескольких лет на них влияло семейное окружение, родители, братья, сестры, родственники. Влияли на детей культурные и национальные черты семьи. Глубокие следы оставляет в ребенке его положение в семье, рождая иногда ревность, чувство отверженности и собственнический инстинкт, дух соперничества и т.д. Дети приучаются сдерживать душевные порывы, появляется способность к самоанализу.

Для детей одиннадцати-двенадцати лет родители уже не являются всемогущими авторитетами, как раньше. У детей было время оценить их, сравнить с другими людьми, с родителями друзей, с учителями. Назревает подростковый мятеж. Любопытно отметить, что дети фанатически защищают обычаи своего дома, считают, что именно так все и должно быть, и в то же время весьма критически относятся к тому, как родители обращаются с ними, легко сердятся на братьев и сестер.

Учителя церковных школ, пытаясь наладить контакт с семьями учеников, сталкиваются и с другой трудностью. По мере усложнения религиозного воспитания выясняется, что идеи, излагаемые в церковной школе, не согласуются с представлениями родителей. В наше время православные родители, как правило; в детстве получили довольно скудные и отрывочные знания о своей Церкви, поэтому учителю приходится проявлять большое терпение и такт, когда ученик заявляет: «Да, но папа говорит, что» или «Мама говорит, что». Учитель должен попытаться найти крупицу истины в том, чему учат дома: «Да, это очень интересно. Я думаю, причина этого в том…» — и можно дополнить и развить идею, которую стоит объяснить классу.

Отношения между мальчиками и девочками натянутые. Они держатся обособленно, двумя группами, которые относятся друг к другу критически и несколько враждебно. Мальчик и девочка изредка могут почувствовать взаимную симпатию, но она немедленно становится объектом насмешек, подчас довольно дурного тона. В течение многих лет дети испытывали влияние интимных взаимоотношений, которые проникли в телевйзиенные программы, коммерческие фильмы, рекламу. Эти образы глубоко влияют на представление мальчиков о мужественности и особенно на представление девочек о женственности. Девочки перенимают замысловатые позы и жесты, безудержу пользуются косметикой, если дать им волю. Мальчики собирают порнографические картинки, книжки, учатся ругаться. Во многом это еще игра, фантазия. Дети могут заявить, что картина, изображающая Адама и Еву в раю, слишком «сексуальна».

Мне кажется, что программы просвещения, включенные в гигиенические курсы средней школы, не всегда удачны. Конечно, определенные знания о физических аспектах интимных взаимоотношений так же необходимы, как и о других функциях тела, но существуют по крайней мере два отличия. Половое просвещение детей в этом возрасте вызывает более глубокие эмоции, более глубокие чувства — сознательные и подсознательные, — чем, к примеру, обучение уходу за зубами. Отношения мужчины и женщины входят в Божий замысел о мире, их можно правильно узреть лишь в свете религиозного понимания жизни и человека. Интимные взаимоотношения обесцениваются, если их рассматривать только с физиологической точки зрения, вне зависимости от духовного замысла. С другой стороны, физиологический аспект взаимоотношений мужчины и женщины — это интимная сторона жизни. Мне кажется спорным вторжение в эту традиционно скрытую часть жизни личности. Ребенок не будет лучше понимать жизненный и интимный характер человеческих отношений, если их ввести в школьную программу. Я слышала однажды, как тринадцатилетняя девочка жаловалась, как трудно ей было запомнить пятнадцать методов предотвращения беременности, и как было обидно, что только пять из них действенны, а заучить надо было, как выяснилось позже, только их. Мне кажется, что христианское воспитание должно помочь детям десяти-тринадцати лет выработать представление о сущности человека и лучше понять Божий замысел относительно мужчины и женщины.

Какого интеллектуального уровня достигают дети в этом возрасте? Как они мыслят, каков их интеллектуальный багаж, помогающий судить, сравнивать, оценивать?
Рональд Гольдман пишет о среднем, предподростковом возрасте:

«Поиск смысла жизни готов войти в новую, более активную фазу, потому что развитие логического мышления вызывает трудности в становящемся религиозном мышлении. Представления, сложившиеся раньше, не изменяются, но уже появляются трещины и сомнения. Если раньше ребенок беззаботно воспринимал несвязанные между собой и подчас противоречивые идеи, то теперь осознает потребность осмыслить все накопленное, привести все это в порядок, разрешить кажущиеся противоречия. От нас требуются огромные усилия, чтобы помочь детям в этом возрасте выработать целостный взгляд на мир, отличный от той дуалистической системы, которая разграничивает веру и жизнь».

Вера, которую мы несем детям, должна стать «разумной верой». Они многое могут понять, они жаждут понять, хотя им не чужд примитивный скептицизм. Дни легко улавливают и воспроизводят логические схемы рассуждений, даже абстрактных, если цепочка мыслей ясна, проста и коротка. Если объяснение или проповедь затягиваются, интерес и внимание к ним угасают. Дети охотно воспринимают упрощенные формулировки, если те кажутся им логичными. Интеллигентный одиннадцатилетний мальчик сказал мне: «Да, я вполне понимаю значение спасения. До прихода Иисуса Христа все шли в ад. После того, как Он пришел, умер и воскрес из мертвых, все идут на небо». Определение было ясным, кратким и потому удовлетворило его. Учитель должен быть достаточно искушен в богословии, чтобы излагать подобные проблемы ясно, кратко, просто и одновременно так, чтобы зерно вероучения (мысль об отношениях Бога и человека) росло и развивалось.

В этом возрасте встречается иной тип мышления, сознательно подразделяющий знание на две независимые части — то, что я узнаю в школе, читаю в книгах, вижу по телевидению, и то, чему учат на уроках Закона Божия. Двенадцатилетняя девочка, выросшая в консервативно-православном окружении, как-то сказала мне с отчаянием при упоминании о теории эволюции: «Нет, я решила верить в Адама и Еву!» Очевидно, она сравнила, взвесила и после мучительных сомнений решила, что будет придерживаться этой теории, что бы ни говорили в защиту науки. Я попыталась объяснить ей, почему, с моей точки зрения, между библейской истиной и наукой нет глубинного противоречия, и она изумилась, но явно почувствовала облегчение.

Библию, даже Новый Завет, дети знают довольно неровно. Некоторые рассказы они слышали много раз, и потому им кажется, что они «знают» Библию. «Ох, не надо опять про это!» — вот типичная реакция школьников, когда в шестом классе вновь начинается изучение жизни Иисуса Христа. С другой стороны, обнаруживается поразительное невежество детей в отношении фактической и смысловой стороны Священного Писания. Даже Нагорная проповедь целиком им незнакома, а о значении Ветхого Завета они не знают почти ничего, кроме нескольких рассказов про Адама и Еву, Ноя, Авраама, Иосифа и Моисея. Мало дети знают Ветхий Завет как предшественник Нового, это им непонятно. При этом они пытаются самостоятельно найти какие-то удовлетворительные объяснения. Однажды в лагере группа двенадцатилетних ребят была возмущена заявлением товарища, будто Тайная вечеря была еврейским праздником, а Иисус Христос — евреем. Они гордились возражением: «Да, возможно, Иисус Христос родился евреем, но ведь Он был крещен!»

Я привела эти образчики детского мышления для того, чтобы показать уровень, которого достигли дети и с которого следует начинать обучение. Дети требуют логичности и связности, но их собственная логика и мышление весьма примитивны. Учителю иногда трудно ответить на их вопросы именно потому, что они ожидают чересчур простого и ясного ответа. Чрезвычайно разнится запас знаний, а различия в духовной зрелости гораздо сильнее, чем в любом другом возрасте. Постоянно прорывается специфическое чувство юмора, подчас довольно жестокое. Учителю иногда трудно решить, стоит ли посмеяться вместе с учениками над шуткой или прервать остроты, граничащие с кощунством.

К концу этого периода ребенок накапливает основной запас знаний, мнений и идеалов, которые определяют его личность. Дети способны выстраивать основные христианские положения и собственные впечатления в довольно связное, хотя и примитивное мировоззрение. Христианское воспитание призвано помочь им в этом. Оно призвано ориентироваться прежде всего на их жизненный опыт, на их интересы и любознательность, на знания, которые они приобретают в светской школе, на человеческие отношения, в которых они участвуют. Другими словами, христианское учение, которое мы им преподаем, должно стать органической частью их образа мыслей, их мировоззрения.

По моему мнению, в соответствующих классах приходской школы следует коснуться следующих тем.
Бог Творец. Много ли может поведать нам наука о происхождении мира? Как это соотносится с христианской верой? Сотворение человека и теория эволюции. Ответственность человека за мир, сотворенный Богом. Что такое чудеса? Будущее нашего мира.

Иисус Христос, Спаситель, Сын Божий, Сын человеческий. Все эти выражения детям знакомы, но следует раскрыть их смысл. Важно объяснить не только смысл догмата об Иисусе Христе, Сыне Божием, как о втором Лице Святой Троицы, но и значение Христа в жизни каждого человека. Что означает Иисус Христос для меня? Что Он изменил в моей жизни?

Мне кажется, необходимо определенное внимание уделить историчности Нового Завета, его достоверности как исторического источника. Следует объяснить, что такое церковное Предание и какова его ценность. Говоря о спасении, не следует сводить его к событию, происшедшему две тысячи лет назад, необходимо подчеркнуть его смысл и реальность для сегодняшней жизни.

Дух Святой. Дети научились призывать Духа Святого в молитвах, они знают евангельские рассказы о Богоявлении и Пятидесятнице. Их представление о Духе неизбежно связано с прошлым, но я убеждена, что к одиннадцати-двенадцати годам дети способны воспринять мысли о Боге — Духе Святом, о той живительной силе Духа Святого, которая поминутно влияет на их собственную жизнь. Очень важно на этом этапе раскрыть смысл Таинств. Что такое Таинства? Что я получаю, участвуя в них? Как изменяется моя жизнь при совершении Таинств надо мной? При обсуждении этих вопросов важно объяснить, что Дух Святой реально присутствует в их жизни.

Церковь. В этом возрасте у детей сложилось четкое представление о Церкви как здании, собрании, учреждении. Они присутствовали на Божественной литургии, причащались и исповедовались. В то же время они остаются незначительным православным меньшинством, живущим в неправославном обществе. Многие их друзья — нехристиане, иудеи, агностики. Их друзья-христиане или один из их родителей могут быть католиками или протестантами. Как все это объяснить? Общение с людьми учит детей, что православные ничем не лучше других. Разговаривая друг с другом на эту тему, они обычно приходят к выводу, что люди веруют по-разному и что все пути к Богу могут быть хороши. В приходской школе и на уроке Закона Божия они с готовностью объяснят, что Православная Церковь — это единственная истинная Церковь. Но как они совмещают это с тем, что видят, слышат и говорят в нецерковной будничной обстановке? Мне кажется, что мы должны гораздо внимательнее и с большим сочувствием относиться к этим противоречиям, а не игнорировать их, предоставляя детям самим находить ответы.

Наша жизнь. В своем окружении дети черпают многие представления о жизни, о счастье и горе, о том, что важно и неважно, о смысле жизни. Телевизионная реклама постоянно отождествляет счастье с определенным сортом дезодоранта, сигарет, шампуня, средством похудеть. Высшая цель — стать привлекательным человеком. «Семейные» фильмы, которые сморят дети, или книги, которые они читают, чаще всего со счастливым концом, который обычно отождествляется с успехом. Хороший парень побеждает плохого; бедняк становится богачом; Тарзан всегда выручает из беды; Бэтман вовремя приходит на помощь; справедливость торжествует. В хороших концовках нет ничего плохого, и я не думаю, что правы те, кто обсуждает в детских книгах такие проблемы, как гомосексуализм, психозы, супружеская неверность и т.д. Но мне кажется, что необходимо детское понимание счастья, горя, успеха или неудачи наполнять христианским смыслом.

Обильный материал для обсуждения того, что такое успех или неудача с христианской точки зрения, содержится в житиях таких святых, как Иоанн Златоуст, Кирилл и Мефодий, апостолы Петр и Павел.
Рано или поздно все дети сталкиваются с болезнями, страданиями, горем. Самое меньшее, чему мы можем научить их, — это то, что и страдание имеет смысл. На уроке можно предложить ученикам найти в Евангелии, какими словами Христос исцелял больных. Детям можно объяснить, что Бог создал мир добрым, что Он не создавал страдания. Дух зла внес страдание в наш мир. Бог помогает нам побеждать страдания, обращая его в благо, обращая его на пользу (см., например, у апостола Павла о «жале в плоть» — 2 Кор. 12, 7).

Изучение Таинств дает возможность открыть детям этого возраста различные стороны осмысления жизни. Из многих источников дети приобретают обширные познания о половой жизни; при изучении таинства брака можно, в простой форме, преподать им более глубокое понимание всего спектра отношений мужчины и женщины. В Быт. 1, 26-30 и Быт. 2, 24 ученики могут найти те задачи, которые Бог поставил перед людьми: господствовать над землей и всем творением, свободно использовать плоды земные, жениться и иметь детей. При обсуждении можно указать, как люди извращенно воспользовались этими дарами. Ответственность за мир превратилась в эгоистичную эксплуатацию; пользование земными плодами развилось в жадность; соединение двух людей в браке превратилось в самоудовлетворение физических инстинктов. Изучение обряда венчания может раскрыть, как Таинство помогает христианам осознать подлинные задачи вступающих в брак.

Есть еще одна тема, которую упорно избегают учителя и которой живо интересуются дети в этом возрасте — смерть. Что происходит после смерти? Почему мы молимся за умерших? Смерть — это хорошо или плохо? Почему Бог допускает смерть детей и молодых людей? О смерти важно упоминать и в разговорах с детьми младшего возраста, но теперь вопросы становятся более продуманными и критическими. Ответы можно найти в церковном учении, но любой ответ поверяется реалистическим восприятием детей. Ответы не должны формулироваться абстрактно, они должны исходить и опираться на жизненный опыт ребенка.

Богослужение. Я думаю, что в этом, среднем возрасте,главное в литургическом воспитании — дать детям пищу для ума, чтобы они могли поразмышлять во время службы. Как и в более раннем возрасте, необходимо использовать любую возможность для того, чтобы дети могли активно участвовать в службе: пусть они поют в хоре, прислуживают в алтаре, читают в храме. Все это они могут исполнять вполне осознанно и ответственно. Можно разрешить им убирать и украшать храм. Девочек можно научить печь просфоры. Некоторые священники иногда (например, по случаю возвращения детей из летнего лагеря) совершают богослужения, во время которых поют и читают исключительно дети. Старшие девочки пекут просфоры, проскомидия совершается в центре храма, чтобы дети могли собраться вокруг и наблюдать за происходящим, они сами читают имена тех, кого хотят помянуть. Причащаются все дети.

И в классе важно помочь ученикам вникнуть в смысл богослужения; попросить их как-то выразить этот смысл. Можно подробно разобрать знакомые молитвы — например, «Отче наш» — и нарисовать плакаты, объясняющие смысл каждого прощения. Изготовление плакатов, моделей, диаграмм, календарей и других пособий, раскрывающих смысл Таинства или праздника, помогает детям четче сформулировать собственные ощущения. Есть ещё один творческий подход к учебе: создание детьми фильма — например, иллюстрирующего прошения ектений.

Необходимо, конечно, проконтролировать, чтобы такой подход не гипертрофировался, чтобы сохранялась пропорция между различными подходами, чтобы ничего не выпадало. Все методы обучения должны быть направлены на более глубокое понимание смысла изучаемого; дети не должны выполнять задание механически; оно не должно быть слишком сложным и требующим 6ольших затрат времени.

В соответствующих классах можно начинать чтение Библии, особенно Нового Завета. Дети лучше узнают Писание, если научатся находить те места, которые читаются на службе, к которой они пойдут.
Очевидно, что празднование церковных праздников (за исключением Рождества и Пасхи) в нашем обществе постепенно сходит на нет. Исчезает чувство радости, возникающее в праздничные дни. Некоторые дети не понимают, почему тот факт, что Иисус Христос поднялся на гору и говорил с Моисеем и Илией, должен вызывать у них счастливое и радостное настроение. Дети младшего возраста могут почувствовать в службе что-то необычное, если в храме происходит освящение и раздача плодов, но детей старшего возраста это событие не волнует. У них дома каждый день едят фрукты и без освящения. Поэтому важно готовить детей к праздникам, объяснять их значение — не только как воспоминания о давно прошедшем событии, но как события, важного для нас и сегодня. Эти объяснения должны учитывать реалистическое мышление детей этого возраста. О Сретении можно говорить, как о встрече Ветхого и Нового Заветов,, но для детей эта встреча может представлять лишь чисто теоретический интерес. Можно поговорить о почитании старости и ее даров: мудрости, преданности, надежды и веры, о том, что дают нам старики. Можно пробудить в детях более глубокое понимание личности Девы Марии — юной Матери, которая в минуту радости без страха выслушала слова: «Тебе самой меч пронзит душу». Наверное, есть и другие важные аспекты, которые можно раскрыть в беседе. Проводить такие уроки лучше загодя, задолго до наступления праздника, чтобы дети знали, что он означает.

Хотя с детьми этого возраста легче общаться на интеллектуальном уровне, намного труднее проникнуть в их внутреннюю духовную и нравственную жизнь. Отчасти это объясняется тем, что они научились быть такими, какими их хотят видеть взрослые. Если им нравится взрослый — священник, учитель, друг — они стараются порадовать его правильным ответом или действием, заслуживающим одобрения. Но не все их действия и эмоции верно отражают внутреннее состояние.

Дети не хотят проявлять своих чувств отчасти потому, что взрослые редко способны их понять, отчасти потому, что сами не уверены в своих мыслях и чувствах, и особенно в первопричинах своих чувств. Я однажды наблюдала переживания двух девочек — десяти и двенадцати лет — в ночь, когда у них родился маленький братик. Они были возбуждены, счастливы — и все же плакали. После бессонной ночи старшая девочка, целиком уйдя в себя, замерев, наблюдала восход солнца, хотя и не могла объяснить, что и почему она чувствует.

Другая трудность состоит в том, что дети менее сентиментальны, чем взрослые, и у них появляется специфическое чувство юмора, которое может довести до отчаяния самого благожелательного учителя. Мне запомнилась пожилая и не очень опытная преподавательница, которую доводили до слез иронические замечания умного мальчика одиннадцати лет. Весь класс — дети в целом добрые и воспитанные — находил это смешным. Они спустя несколько лет вспоминали, как было «смешно». Бывает, что учитель рассказывает историю, рассчитанную на сочувственный и благоговейный отклик детей, и вдруг неожиданная мелкая деталь может показаться им смешной до коликов.

Мне кажется, что у детей этого возраста мы призваны принимать на веру существование внутреннего духовного и нравственного мира. Мы знаем, что он есть, знаем его предназначение, знаем, что он развивается собственными, порою загадочными путями. Важно уважать и его, и его проявления, даже если они представляются нам загадочными. Воздействовать на формирование этого мира мы можем повествованиями из Священного Писания, историческими, из жизни святых или современности. Можно использовать вопросы и беседы, в которых затрагиваются проблемы, помогающие им выработать более глубокую и гармоническую точку зрения на мир. Но что на самом деле усваивают дети, остается сокрытым от нас.

Поскольку дети этого возраста достигли определенной степени зрелости и независимости, их церковную жизнь важно обогащать. Я бы назвала «опытом общинной жизни» летние приходские лагеря, праздники и паломничества. Они на практике помогают узнать, что такое человеческие взаимоотношения и общая ответственность. Хотя дети еще не могут сами планировать и организовывать подобные мероприятия, они с удовольствием принимают в них участие, и это значительно расширяет и углубляет их жизненный опыт.

Из книги С.С. Куломзина “Наша Церковь и наши дети”

Другие записи


Article printed from Свято-Введенский приход: http://vvedenskiy.org

URL to article: http://vvedenskiy.org/?p=973

URLs in this post:

[1] Быт семьи: http://vvedenskiy.org/?p=13488

[2] Мы помним трагедию в Беслане: http://vvedenskiy.org/?p=13197

[3] Как подружить ребенка с его святым?: http://vvedenskiy.org/?p=12951

[4] Олигархов на всех православных девушек не хватит: http://vvedenskiy.org/?p=12945

[5] Как мне прекратить срываться на ребенке?: http://vvedenskiy.org/?p=12911

Copyright © 2008 - Приход Введение во храм Пресвятой Богородицы