- Свято-Введенский приход - http://vvedenskiy.org -

Сизифов труд? Как приучить детей к работе по дому

Posted By Администратор On 08.09.2011 @ 10:32 In Семья | Comments Disabled

[1]Многим из нас знакома ситуация, когда в три года ребенок рвется помогать маме. Но в этом возрасте от такой помощи толку мало. «Подрасти», — говорит мама и принимается за работу сама. Ребенок растет, и вот уже годам к десяти ему можно доверить серьезное дело. Но, увы, к этому времени у помощника весь энтузиазм иссяк. И начинаются родительские муки: убери — не могу, помоги — не хочу. Мама пытается заставить — ребенок при первой возможности норовит увильнуть. Наконец, подросшее чадо обзаводится собственным семейством, и — чудо! — оказывается, он или она могут легко справляться с домашними обязанностями, но только теперь у них начинается та же история со своими собственными детьми. Круг замкнулся. Но, может быть, есть выход: как приобщение к труду не превращать в бесконечное противоборство отцов и детей?

Вне игры!

Нельзя не заметить, что сегодня условия домашнего труда стали во многом легче. Появились технические усовершенствования: стиральные и посудомоечные машины. Не такая уж редкость и няни, помощницы по хозяйству. В связи с этим ответ на вопрос «зачем надо привлекать к работе по дому еще и ребенка?» кажется не столь очевидным. Поэтому, прежде чем начать приучать ребенка к домашнему труду, мы должные четко представлять себе, какую при этом преследуем цель. Хотим ли мы, чтобы он мог обслужить себя в наше отсутствие; получил бы навыки, необходимые для будущей жизни; а может, мы просто хотим сделать его жизнь менее вольготной? Психолог Евгения Пайсон считает, что приучать ребенка к труду имеет смысл тогда, когда его помощь действительно нужна. «Приучение ради приучения или ради каких-то далеких перспектив бессмысленно, — считает психолог. — Ребенок всегда почувствует, делает ли он чтото нужное, или же он — Золушка, которую заставили отбирать «белое от коричневого», лишь бы чем-нибудь занять. Другое дело, когда мама говорит: мы — семья и всю работу делим на всех. Когда вам действительно нужна помощь, ребенок легко и естественно приучается трудиться». Даниил Ильяшенко, шестой ребенок в семье протоиерея Александра Ильяшенко, вспоминает, как в шестилетнем возрасте ходил по утрам на молочную кухню для своих младших сестренок-близнецов, а лет в десять, когда все большое семейство переезжало на новую квартиру, он в новых «апартаментах» сам вешал карнизы. «Сейчас я могу сказать, что невероятно счастлив, что вырос в такой семье и воспитывался именно в таких условиях, где нас было много и проходилось трудиться больше, чем в других семьях, — говорит Даниил, будучи уже отцом собственного семейства. — Эта закалка во многом мне помогла». «Естественность» — именно то слово, которым характеризует процесс приобщения к домашнему труду своих восьмерых детей и Ольга Стриевская: «Я не могу вспомнить, чтобы кого-то надо было заставлять, все хотели мне помогать. Другое дело, что, когда все дети были еще маленькие, организовать такую помощь было невероятно тяжело, куда проще было все сделать самой, а детей отправить играть в детскую. Но ведь ужин понарошку — это совсем не то что готовить для папы ужин по-настоящему! И мне приходилось, если мы режем салат, каждому ребенку находить нож и дощечку; если мы жарим сырники, то к плите потом страшно было подойти…» Даже совсем маленький ребенок способен понять, что помощь по дому — это реальное дело. Именно поэтому, к примеру, дети охотнее участвуют в домашних делах, если мама заболела. А вот если ребенка заставляют убирать в своей комнате, когда во всех других порядок наводит помощница по хозяйству, такое занятие будет лишь имитацией работы. Но если попросить его собрать и рассортировать в доме книжки или диски перед приходом помощницы — это реальная помощь. Родители должны продумать, какое ребенку можно поручить дело, чтобы это не стало бессмысленной тратой времени, игрой или наказанием. Например, качественно помыть посуду маленький ребенок не в силах, для него это игра, зато расставить чистые тарелки по размеру в шкаф, разложить вилки и ложки — реальная помощь. «И есть еще одно отличие игры от настоящей помощи — за игру не благодарят», — отмечает психолог Евгения Пайсон.

Просить и благодарить

Любая, даже не самым лучшим образом сделанная работа заслуживает благодарности. Именно благодарность родителей позволит ребенку получить моральное удовлетворение от оказанной им помощи, а это может вдохновить и на новые трудовые подвиги. Ольга Стриевская на всю жизнь запомнила совет матушки Марии Ильяшенко: если ребенок поможет тебе хоть с кончик ноготка, благодари его так, как будто он сделал необыкновенно много, эта благодарность даст ему силы работать дальше. Благодарность может быть просто эмоциональной реакцией. Например, в семье Стриевских детям нравилось разыгрывать маму следующим образом. Сперва сказать: мама, пойди посмотри, как мы все разбросали. А когда мама приходила посмотреть на беспорядок — комната сияла чистотой. И как же радовались они неподдельному удивлению мамы! Благодарность необыкновенно приятна ребенку, тогда как критика, даже справедливая, может надолго отбить у детей желание сделать что-то полезное. Евгения Пайсон советует: «Категорически нельзя говорить ребенку, который только учится выполнять какие-то хозяйственные дела: «У тебя не оттуда руки растут, мне все придется за тобой переделывать, проще уж самой!» Если действительно есть необходимость исправить какие-то ошибки, стоит сделать это максимально деликатно: поблагодарить, а потом, не у него на глазах, сделать по-новому. Конечно, когда ребенок поймет, что от него требуется, можно и нужно показывать ему его огрехи, но все же делать это так, чтобы у него потом не опускались руки». Конечно, благодарность, реальная помощь семье важны, но иногда, особенно для маленького ребенка, это слишком абстрактные вещи для того, чтобыему включиться в работу. Нужен стимул. Можно сказать ребенку: «Чем быстрее ты уберешь свои игрушки, тем быстрее мы с тобой почитаем». Или: «Твоя задача — собрать книжки и поставить их в шкаф, этим ты освободишь мне время для игры с тобой». Прекрасным стимулом являются соревновательные моменты между детьми. В семье Стриевских, например, был период, когда на самой чистой комнате вешали флажок, потом было время — чертили графики помощи по хозяйству. Если ребенок постарше, нет ничего страшного, если стимулом для выполнения домашних обязанностей будет просмотр фильма, прогулка с друзьями. Другое дело, что обязанности не должны возникать спонтанно, мама должна периодически напоминать о них ребенку, помочь ему рассчитать свое время так, чтобы его хватило и на работу, и на развлечения. Просить и напоминать — еще два ключевых понятия, связанных с процессом приучения к домашнему труду. Евгения Пайсон отмечает: «Очень часто родители говорят, что лучше все сделать самим, чем напоминать ребенку десять раз. Не лучше! В этом случае ребенку очень скоро станет удобно быть забывчивым. Нужно не бояться напоминать, иногда даже взять за руку и повести за собой». Согласна с этим и Ольга Стриевская: «Бывает так, что сама начинаешь делать то, о чем попросила, и ребенок, подумав, включается в работу. Я показываю ему, что это не сложно, а даже приятно. Или говорю: давай половину сделаю я, а половину ты. Совместный труд всегда интереснее, чем приказы или указания. Все время идет поиск компромиссов. Иногда приходится подбирать ребенку ту работу, которая ему больше нравится. А иногда можно и сказать: сделай еще и что-то другое, хотя это не так приятно. Приходится сталкиваться и с отказами, но в этом случае я стараюсь не настаивать, а смириться. Бывает, покажешь ребенку, что ты не сердишься на него, а можешь сделать спокойно за него его работу — и он откликается, ему становится стыдно, неловко. Смирением можно победить детский протест, но все же я стараюсь никогда ситуацию до крайности не доводить». Чем старше становится ребенок, тем более серьезную помощь он может оказывать. Но с другой стороны, серьезная работа требует и более серьезного вознаграждения. Может ли ребенок получать за свою работу деньги? Психолог Евгения Пайсон считает так: «Если ребенок выполнил работу, за которую вы все равно кому-то заплатили бы — например, мойка машины, заполнение документов на компьютере и т. п., — то вполне возможно отдать сэкономленную таким образом сумму на карманные расходы сыну или дочери. Конечно, при условии, что работа выполнена идеально — как выполнил бы ее наемный работник. Но есть в семье дела, которые мы распределяем внутри семьи и никому за них не платим: готовим, убираем, выносим мусор. Маме не платят за ужин — сыну не платят за вынесенное ведро». И еще хотелось бы подчеркнуть одно важное свойство работы: она не должна даваться «в наказание», иначе ребенку очень трудно будет почувствовать от нее радость. Кроме того, наказание — это всегда требование, а не просьба, и уж при чем тут благодарность!

Всему свое время

Приучение детей к труду, отмечает матушка Ольга Стриевская, — это открытый процесс: «Все мы приучаемся к труду до конца жизни. А на своем опыте понимаешь, что и детей надо приучать к труду постоянно. Ведь если в тебе живет леность, то как же не жить ей в твоих детях?» Психолог Евгения Пайсон также считает, что не стоит строить иллюзий и надеяться, что, если ребенка почаще заставлять выполнять работу по дому, это войдет у него в привычку и напоминать больше не придется: «Если ребенок в принципе не склонен к высокой ответственности, странно ожидать, что он отнесется серьезно именно к домашним обязанностям». Каковы же должны быть домашние обязанности, которые ребенок мог бы выполнять с большей или меньшей регулярностью? Это зависит то того, насколько большая семья и насколько заняты на работе родители. Но даже в большой семье домашняя работа для ребенка должна быть с конкретной задачей, с четкими началом и завершением, чтобы он мог увидеть и оценить результат своего труда. Работа не должна быть долгой. В разном возрасте и домашние поручения у ребенка будут разные. Трехчетырехлетний ребенок может помочь маме рассортировать высушенное белье, убрать свои игрушки. Не стоит в этом возрасте затевать с ребенком крупных проектов: просить убрать комнату — для него слишком неопределенная задача. А вот шестилетнему она уже по плечу, только нужно разбить ее на несколько четких этапов: сложить игрушки, убрать вещи, протереть пыль со стола. В этом возрасте дети уже могут убрать что-то не только за собой, но и за другими членами семьи, например книги. В семь-восемь лет ребенку уже можно предложить вынести мусор, попылесосить (он уже сообразит, что не стоит «засасывать» денежную купюру или закатившееся колечко). С этого возраста домашнюю работу можно разделять по половому признаку: мальчиков можно просить помочь маме нести «тяжелые» сумки с продуктами. Даниил Ильяшенко вспоминает, что с семи лет один ходил по просьбе мамы в магазин, при этом оговаривая, что раньше все же было другое время. Мама писала список, что и в каком количестве надо купить, и он вполне с этим заданием справлялся. К мужской работе в семье протоиерея Александра Ильяшенко мальчиков приучал отец. Даниил рассказывает: «Я всегда папе помогал мастерить, сверлить, гвозди забивать, чинить краны, велосипед. Папа многое умел делать сам, и мы для мелких работ не приглашали мастеров. Сначала я смотрел, как что делается, затем помогал — что-то поднести, подержать, а потом постепенно научился делать сам». Нагружая детей домашними обязанностями, не нужно забывать о том, что с семи лет у них появляется новый труд — учеба. И он становится для них главным. В это время как раз и возникают многочисленные конфликтные ситуации между родителями и детьми: родитель видит, что ребенок способен помогать больше, но недооценивает, что он также устает после школы, как после рабочего дня. «Я стараюсь не прибегать к ежедневной помощи по дому тех детей, которые учатся, — говорит Ольга Стриевская. — Они должнызнать, что дома могут отдохнуть перед тем, как сесть за уроки. Конечно, я могу их попросить убрать в своей комнате перед сном, но вымыть за всеми посуду уже не попросишь». «В нашей семье, — рассказывает Даниил Ильяшенко, — у каждого были свои обязанности, их распределяли между нами родители. Кому-то, например, приходилось каждый день выносить мусор, а кто-то мыл коридор два раза в неделю, и это занимало минут пятнадцать-двадцать». Конечно, есть старшие дети, для которых особая радость, когда мама их просит посидеть с малышами, но таких детей не так уж много. Тем не менее очень часто именно такая помощь детей востребована, учитывая и то, насколько малышам приятно, когда с ними общаются их старшие братья или сестры. В этом случае психолог Евгения Пайсон советует поступать так: «Мне кажется, заниматься с младшими братьями и сестрами на регулярной основе — дело родителей, а не старших детей. Если ребенок не хочет постоянно няньчиться с сестрой или братом — это его право. Но мама может попросить его сделать какую-то другую работу, пока она побудет с малышом: разгрузить стиральную машину, почистить картошку, сходить в магазин. Уход за младшими детьми не должен быть переложен на старших без их личной инициативы». И педагоги, и психологи, и родители согласны в том, что для решения проблемы приучения детей к труду нет однозначного рецепта. Наверное, потому, что ее корни лежат в системе взаимоотношений родителей и детей. И начинать строить эти отношения правильно никогда не поздно.

По материалам журнала «Нескучный сад [2]«

Другие записи


Article printed from Свято-Введенский приход: http://vvedenskiy.org

URL to article: http://vvedenskiy.org/?p=4521

URLs in this post:

[1] Image: http://vvedenskiy.org/wp-content/uploads/2011/09/rebenok_i_pylesos.jpg

[2] Нескучный сад: http://nsad.ru/index.php?issue=81&section=10029&article=1501

[3] Быт семьи: http://vvedenskiy.org/?p=13488

[4] Олигархов на всех православных девушек не хватит: http://vvedenskiy.org/?p=12945

[5] Плюсы православного воспитания: http://vvedenskiy.org/?p=7067

[6] Радость чадородия: http://vvedenskiy.org/?p=6650

[7] Попытка работников ювенальной юстиции изъять ребенка из семьи: http://vvedenskiy.org/?p=6589

Copyright © 2008 - Приход Введение во храм Пресвятой Богородицы