- Свято-Введенский приход - http://vvedenskiy.org -

Библейский пример покаяния

Posted By Администратор On 17.12.2010 @ 18:00 In Статьи на разные темы | Comments Disabled

[1]Ежедневно Святая Церковь предлагает нам совершен­ный образец покаяния: каждое утро мы читаем пятиде­сятый псалом. Потому и установлено молитвенное пра­вило и его никак нельзя отменять, что в нем собраны молитвы, которые наиболее глубоко отвечают духовным запросам человеческой жизни. Но понимаем ли мы глу­бину этих молитв? Касаются ли они души каждого из нас? Все это вопросы нашей веры. Иногда спрашивают: «Ах, батюшка, я устаю, можно ли мне правило не чи­тать?». Нет, правило — это правило, если его отменить, то рухнет вся духовная жизнь: сначала одно отменим, потом другое, а там и совсем молиться перестанем.

Мы все прекрасно знаем пятидесятый псалом, наверное, многим известна и история его создания, но я ее повторю, чтобы еще раз показать, с одной стороны, силу греха, а с другой, — глубину и величие покаяния. Царь Давид — великий духовный поэт, автор псалмов, бесстрашный во­ин, победитель Голиафа, талантливый полководец и госу­дарственный деятель, человек духовный, который много сделал для нравственного воспитания израильского на­рода… Царь, находящийся в зените своей славы, создав­ший могущественное государство, восточный деспот, для которого были доступны все блага жизни.

В те времена государству Израильскому часто приходи­лось воевать, в сражениях погибали воины. Сила государст

ва всегда, а тогда особенно, зависела от численности его на­селения. Поэтому в те далекие времена для того, чтобы со­хранить численность народа, многоженство допускалось как временная мера. В Евангелии о многоженстве говорит­ся как о чем-то совершенно недопустимом, но тогда, за ты­сячу лет до Христа, это было возможно. Царь Давид имел и жен, и наложниц, все удовольствия, все, чего только могла душа пожелать. Но, как известно, суровая жизнь делает че­ловека более стойким, а роскошь и изобилие расслабляют.

Однажды царь Давид увидел красавицу Вирсавию и влюбился в нее так, словно он был пылким юношей, а не человеком зрелым. Чем была эта красавица лучше дру­гих, которых чуть ли не тысяча была у него, мы не знаем. Знаем только, что потерял царь покой и уже не мог жить без нее. Поразительно, как такой удивительный, совер­шенно незаурядный во всех отношениях человек, так лег­ко поддался искушению: был пленен женской красотой и ради нее пошел на преступление. В то время шла война с аммонитянами. Царь в письме военноначальнику Иоаву «написал так: поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступите от него, чтоб он был поражен и умер. Посему, когда Иоав осаждал город, то он поставил Урию на таком месте, о котором знал, что там храбрые люди» (2 Цар. 11,15-16). В сражении с врагами Урия был убит.

Это преступление так и осталось бы неизвестным, если бы Господь, все ведающий, не промышлял о спасении каж­дого человека. Он открыл пророку Нафану об этом беззако­нии. И вот начинается цепочка чудес. Первое чудо — это то, что Нафан узнал о грехе царя. Второе — он не побоял­ся отправиться к царю, чтобы его обличить. Нафан не мог знать, что с ним будет: ведь прогневавшись, восточный де­спот мог и казнить. Но Нафан пришел, и стража его про­пустила, и царь его принял.
Пророк Нафан, человек тонкий, начал издалека: В од­ном городе были два человека, один богатый, а другой бед­ный; у богатого было очень много мелкого и крупного ско­та, а у бедного ничего, кроме одной овечки, которую он купил маленькую и выкормил, и она выросла у него вмес

те с детьми его; от хлеба его она ела, и из его чаши пи­ла, и на груди у него спала, и была для него, как дочь; и пришел к богатому человеку странник, и тот пожалел взять из своих овец или волов, чтобы приготовить [обед] для странника, который пришел к нему, а взял овечку бедняка и приготовил ее для человека, который пришел к нему. Сильно разгневался Давид на этого чело­века, и сказал Нафану: жив Господь! достоин смерти человек, сделавший это; <…> и сказал Нафан Давиду: ты — тот человек (2 Цар. 12; 1-5, 7). И тогда царь Да­вид содрогнулся всем своим существом. Из его поражен­ной грехом, но чуткой и глубокой души излился этот дивный покаянный псалом.

Интересно отметить особенность человеческой психо­логии. Ведь царь Давид жил спокойно, не слушая угры­зений своей совести до тех пор, пока Нафан так удиви­тельно ярко не открыл ему весь ужас его греха, как бы давая ему возможность взглянуть со стороны на содеян­ное им преступление.

Первые же слова пятидесятого псалма дают нам по­чувствовать, какое у него сокрушенное сердце, насколь­ко глубоко царь Давид осознал и пережил то, что он со­вершил: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей… Это удивительная логика: помилуй, потому что Ты — Милостив. Никаких других оснований для милости нет. Царь ли он, политик ли, военачальник, поэт, сколько до­брых дел сделал, скольких людей спас, сколько сраже­ний выиграл, все это теперь перестало иметь значение, и, обращаясь ко Господу, он просит: «Помилуй, не потому, что я хороший, не потому, что я заслужил прощение… Нет. Помилуй, потому что Ты — милостив». Милосердие Божие — вот единственное основание для милости.
Иногда на исповеди говорят: «Вот, батюшка, я сде­лал то-то и то-то, ну, вы понимаете…» — и начинают вспоминать трудную жизнь, обстоятельства или окру­жающих людей… Но мы должны хорошо понимать, что Сердцеведцу Богу все открыто, Он все смягчающие об­стоятельства ведает и все их принимает во внимание. Господь ждет от нас искренности, стремления к Нему

от всего сердца: Сын мой! Отдай сердце твое мне (Притч. 23, 26). Покаяние и есть раскрытие глубины сер­дечной пред Богом. Важно лишь одно: каешься ли ты, осуждаешь ли ты себя так же горячо и беспощадно, как царь Давид и так же, как и он, надеешься ли на милосер­дие Божие или нет. Конечно, иногда бывает важно выяс­нить обстоятельства, чтобы понять мотивы поступков че­ловека. Но пытаться этими мотивами отгородиться от самого покаяния — это совершенно неправильно.

И в наше время есть люди, которые не только глубоко и искренне каются, но и, подобно царю Давиду, облада­ют поэтическим даром. Вот как выразил свое покаянное чувство один прихожанин:

Всеведущий и Милосердный Боже!
Ты знаешь самые сокровенные мои прегрешения, знаешь, как я слаб и недостоин.
Ты ждешь покаяния моего.
Господи, я виновен перед Тобою.
Нет ни единой заповеди Твоей, против которой бы я не согрешил.
Господи, я исповедую перед Тобою все грехи мои, не скрывая ни одного, каюсь во всем и сознаюсь в жестокос­ти сердца своего, немилосердии, в осуждении и унижении ближних, в злобе, ненависти, зависти, гордости, скупос­ти, лживости, обмане, лености, хитрости, лукавстве, непослушании и других многих грехах и беззакониях.
Со страхом и надеждою молю я Тебя: не отвергни меня.
Научи нас из благодарной любви к Тебе быть милос­тивыми к ближним нашим.
Господи! Даруй нам оправдание и прощение.
Освяти нас Духом Твоим Святым.

Хочется сказать еще вот о чем. В процессе обучения чему бы то ни было в человеческом мозгу происходят из­менения: не только обогащается память, но и в его цент­ральной нервной системе происходят перестроения, ус­танавливаются новые связи, которых раньше не было. Например, опытный водитель отличается от человека, который не умеет водить машину, или от самого себя, еще несколько лет назад не имевшего навыка вождения,

музыкант отличается от человека, который не владеет музыкальным инструментом и т. д. Так же и навык ко греху перестраивает нервную систему. Как правило, для того чтобы научиться чему-то хорошему, требуется мно­го времени, а грех, как обвал, может повлечь за собой глубокие изменения в нашем сознании. Так наркоман, два-три раза попробовав наркотики, не может остановиться. Вроде и хочет, но не может.

Мы все грешим и не можем оставить грех: «Ну, я же старался, я же пробовал…», но увы, что-то изменилось в нашей душе, и теперь мы должны это исправить. Однако необходимо осознать, что собственными усилиями без помощи Божией это невозможно. Но молиться и просить Господа надо так, как молится человек, на которого на­пал дикий зверь: либо тебя услышат и спасут, либо ты погибнешь. Легко представить, как будет просить о по­мощи человек в минуту такой опасности. Да, конечно, мы молимся и просим, но апостол Иаков говорил: Не имеете, потому что не просите. Просите — и не полу­чаете, потому что просите не на добро, а чтобы упо­требить для ващих вожделений (Иак. 4; 2, 3, 4).

Грех — это страшная опасность. Мелких грехов не бы­вает. Считать свой грех мелким — значит расслабиться перед лицом агрессивной силы, которая только этого и ждет. И поэтому, если уж ты согрешил, то и каяться нуж­но так же горячо, как каялся царь Давид. Да, он тяжко согрешил, но он сумел получить прощение от Бога, пото­му что вся его душа содрогнулась, и покаяние было на­столько глубоким, что он внутренне преобразился. Див­ный пятидесятый псалом ясно свидетельствует об этом.

Другие записи


Article printed from Свято-Введенский приход: http://vvedenskiy.org

URL to article: http://vvedenskiy.org/?p=2956

URLs in this post:

[1] Image: http://vvedenskiy.org/wp-content/uploads/2010/12/pokayanie_davida.jpg

[2] Если на исповедь каждый раз со старым списком грехов…: http://vvedenskiy.org/?p=12444

[3] Потрясающий фильм для тех, кто жалуется на жизнь: http://vvedenskiy.org/?p=12183

[4] Время подойти к зеркалу: http://vvedenskiy.org/?p=12032

[5] Особенности детской исповеди: http://vvedenskiy.org/?p=2992

[6] Даруй ми зрети моя прегрешения: http://vvedenskiy.org/?p=2960

Copyright © 2008 - Приход Введение во храм Пресвятой Богородицы