- Свято-Введенский приход - http://vvedenskiy.org -

О Петре и Февронии. История любви

Posted By Администратор On 08.06.2010 @ 15:06 In Святые | Comments Disabled

[1]Муромский князь

И был, и есть в Русской земле красивый город Муром. Из него, по преданию, вышел былинный богатырь и монах Илья Муромец. А еще, спустя сто лет, в конце 12-го, в начале 13-го веков Муром прославили святые благоверные Петр и Феврония, в иночестве, то есть в монашестве Давид и Евфросиния, муромские чудотворцы.

По одним сведениям князь Петр давно болел непонятной болезнью. Тело его было покрыто язвами и коростами (струпами). По другим, более поэтичным, он получил раны от змея, прилетавшего к жене брата Петра и притворявшегося ее мужем. Так или иначе, болезнь была ужасной. Никто не мог вылечить князя. Он стеснялся показываться на люди, только близкие могли видеть его обезображенное лицо.

Уже и внутренне он был так слаб, что не мог сидеть на коне и безропотно ожидал смерти. Но любящие его слуги искали все новых лекарей. Однажды слуга князя приехал в деревню с удивительным названием Ласково и подошел к красивому дому, и не увидел никого у ворот. Да и ворота не были на запоре. И во дворе пусто. Слуга поднялся в дом, вошел в просторную горницу и увидел прекрасную девушку за ткацким станком. Перед ней, веселя ее, скакал заяц.

Слуга поздоровался. Девушка сказала в ответ:
- Нехорошо дому быть без ушей и без очей.
- А кто хозяин этого дома? — спросил слуга.
- Хозяин дома — мой отец, но его нет, он ушел вместе с моей матерью взаймы плакать.
- Объясни мне, — попросил слуга, — что значат твои речи? Вижу, что ты не простая девица, если даже дикий заяц у тебя в услужении.
А я ничего непонятного не сказала, — ответила девушка. — Была бы во дворе собака, она бы тебя услышала и залаяла. А сидел бы на окне ребенок, он бы тебя увидел. А мать и отец пошли на похороны и там над покойным плачут. А когда они уйдут из жизни этой, то и над ними будут плакать. Это и есть плач взаймы.

Феврония

- Вижу, как ты мудра, девушка, — сказал слуга. — Как твое имя, и не скажешь ли, зачем я пришел к тебе?
- Имя мое Феврония, а ты слуга нашего князя и ищешь того, кто б исцелил его язвы.
- Ты видишь насквозь, — сказал потрясенный слуга. — Так не возьмешься ли ты за лечение?
- Если князь будет кроток и мягкосердечен, он исцелится.
- Каким образом?
- Пусть приедет сюда.

«Везите меня к ней»

Слуга вернулся в Муром и рассказал князю о девушке из деревни Ласково.
- Везите меня к ней! — приказал князь.
Его собрали в дорогу и вынесли к повозке. Они приехали к дому Февронии, и князь послал к ней слугу узнать, кто же тот лекарь, который его вылечит.
Слуга пошел, вскоре вернулся и смущенно сообщил князю ответ Февронии.
Она говорит, что исцелит тебя, что никакого добра не требует, но только одно — ты должен взять ее в жены.
- Как же так? Я — князь, а она крестьянская дочь?
Хотел было поворачивать коней, но тяжкая болезнь дала себя знать, и он велел нести себя в дом к Февронии.
Но она не вышла навстречу, не показалась князю, а выслала через слугу ковшик с хлебной закваской и велела нести князя в баню, омыть его тело, а затем помазать его этой закваской.

Испытание мудрости

Князь решил испытать ум девицы. Он послал ей пучок льна и повелел, чтобы она, пока он моется в бане, сделала из этого льна рубаху и полотенце.
Она выслушала посланника, приняла пучок льна и, нимало не смутясь, велела отколоть от полена щепку. Слуга отколол. Она сказала:
- Возьми эту щепку и отнеси князю. Пусть он, пока я чищу и треплю лен, сделает мне из этой щепки станок, чтобы ткать холст для рубашки и полотенца.

Князь, услышав ответ Февронии, воскликнул:
- Да как же можно в такой малый срок, из такой малой щепки сделать такое приспособление для тканья?
- Конечно, невозможно, — отвечала Феврония через слугу, услышав замечание князя. — А возможно ли из пучка льна наткать холста и на рубашку, и на полотенце?

Князь исцелен, но жениться не хочет

Все было исполнено, как повелела девушка. Князь вымылся, помазался целебным снадобьем и струпы его спали с тела, язвы исцелели, как их и не было. Но князь возвращался домой в большом раздумье. Он так и не увидел девушки и решил откупиться от нее дорогими подарками.

Так он и сделал. Сразу же отправил к ней и дорогие ткани, и драгоценные убранства, и ожерелья из жемчуга, и золотые браслеты. Но Феврония даже и не взглянула на княжеские дары.

Скажите князю, что он не по правде поступает и есть над нами Тот, Кто это видит.
Князю вернули его подарки. А через некоторое время он снова заболел, да так сильно, что уже и встать не мог. И все тело его стало вновь изуродованным язвами и болячками.

Князь понял, что это Божие наказание за его отказ жениться на девушке низкого, как тогда говорили, происхождения. Разве не все мы дети Божии? — сказал он родственникам. — Для Бога нет ни богатого, ни бедного, ни князя, ни слуги, ни смерда, ни боярина. Везите меня к Февронии.

Исцеление. Свадьба

Вновь была оздоровляющая баня. Вышел из нее князь своими ногами, одетый в чистые белые одежды и вышла ему навстречу дева Феврония: статная, с длинной русой косой, с ласковыми, любящими глазами. Взял ее князь за белые руки и уже не хотел их выпускать из своих рук и все любовался на суженную ему Богом супругу.

Муромский епископ благословил брак князя Петра и девицы Февронии. Они обвенчались. На свадьбе гулял весь город, все муромское княжество. Но если народ муромский своим сердцем почувствовал, что княгиней стала не просто красивая девушка, но очень добрая и приветливая, то придворные повели себя по-разному. Враг спасения нашего, диавол, вселил в сердца многих бояр ненависть к Февронии, но они, шипя втихомолку, помалкивали до времени.

Хлебные крошки и ладан

У Февронии была совершенно крестьянская привычка — свято и бережно относиться к хлебу. Кто не знает, как тяжело достается хлеб, как трудно его посадить, вырастить, убрать, обмолотить, смолоть, тот небрежен в отношении к хлебу. А это большой грех. Ведь не что-то иное, а именно хлеб претворяется на литургии в тело Христово.

Феврония, по примеру родителей, не роняла на скатерть ни крошки хлеба. А если такое случалось, она сметала крошки в ладонь. Боярам, а особенно боярским женам, это показалось очень низким и недостойным княгини. Они высмеивали ее между собой, говоря: «Что ж это наш князь жену держит голодной: она даже крошки хлебные со скатерти собирает».

Дошел этот змеиный оговор и до князя. За столом он незаметно наблюдал за супругой. И в самом деле — она смела упавшие крошки хлеба в ладонь. Князь схватил ее за руку и разжал, и что он увидел? На ладони жены лежали благоухающие крошки золотистого ладана.

Но разве успокоится враг рода человеческого. Он подущал (науськивал) бояр избавиться от Февронии. Ведь неслыханное дело: князь во всем доверяет своей жене, в трудных вопросах всегда советуется с нею. Часто говорит приближенным: «Пойдите, спросите у Февронии, послушайте, что она скажет».

Преисполнившись бесстыдства бояре устроили пир, призвали князя и пили за его здравие. Он простодушно благодарил, отвечал добрыми словами. Они же, обступив его, потребовали, чтобы он избавился от жены. Чтобы дал ей богатства, сколько она хочет, а сам бы взял себе в жены ровню, то есть жену из рода княжеского или бы боярского.

Потрясенный князь Петр отправил их с их советом к Февронии. Сам же сказал, что ни за что не хочет расставаться с любимой женой.

Эти его слова бояре срыли от Февронии, а ей заявили: «Возьми себе богатства, сколько захочешь и уходи от нас.» Феврония переспросила: «Значит, я могу взять любое богатство?»

Думая, что она позарилась на золото, бояре подтвердили свои слова. Хорошо, — сказала Феврония, — я уйду. И возьму с собой самое большое мое богатство — князя Петра, моего Богом данного супруга.

И что же решили злые сердца бояр. Они этим словам Февронии обрадовались. Пусть они оба уходят, а мы найдем себе и князя, и княгиню.

И вот они в изгнании

На простом деревянном судне, с немногими людьми, по реке Оке плыли князь и княгиня. Конечно, князь Петр горевал, оставляя любимый Муром, но переступить святость супружеского венца он не захотел. Он помнил евангельские слова о том, что муж и жена едина плоть. Едиными устами славили супруги Бога, не могли представить себе, что союз их сердец может разрушиться.

Причалили к берегу, стали готовить обед. Повар срубил зеленые ветки, чтобы с их помощью укрепить котел над огнем. Феврония всегда была необыкновенно жалостлива ко всему живому. После обеда она взяла использованные на рогульки ветки, воткнула их в землю у берега, благословила и сказала:
Пусть будут эти деревца наутро зелеными и большими.

И — точно. Наутро из веток выросли деревья и по их зеленым ветвям прыгали поющие птицы.
Поплыли дальше. Некий человек, бывший на судне, воспылал неистовой любовью к красоте княгини. Она же, не желая, чтобы на судне что-то случилось, угадав его мысли, сама подошла к нему и сказала: «Зачерпни воду с этой стороны судна. И испей.»

Он зачерпнул ладошкой и выпил глоток воды.

«Теперь давай перейдем на другую сторону. И с этой стороны зачерпни воды и попробуй.»

Человек так и сделал.

«И что?»,  — спросила мудрая Феврония. — «Которая вода слаще?»
«Обе одинаковы», — ответил человек.
«Да, вода одинакова, один вкус. Так и женская натура, она одинакова. А ты, забыв свою жену, о чужой думаешь.»

Человек понял всю силу прозорливости святой и перестал держать грешные мысли.

Их догнали послы из Мурома

На быстрой ладье летели по Оке посланники жителей Мурома, посланники крестьян и мастеровых. Они успели так крепко полюбить и князя Петра и княгиню Февронию, что не мыслили жизни княжества без их управления. Они воспротивились боярам, которые навязывали своего правителя. В Муроме даже началось кровопролитие.

«Господин наш, княже!» — умоляли послы. — «Если и прогневали тебя и рассердили, не желая Февронии, не держи обиды. Бог нас вразумил. Многие вельможи погибли, передравшись из-за желания властвовать. Не хотим никого в князи, кроме тебя и хотим, чтобы княгиня твоя царствовала над нашими женами.»

Тут же, на судне был отслужен благодарственный молебен, судно развернулось, гребцы, будто кто вдохнул в них удесятеренные силы, налегли на весла.

Они жили в трудах и согласии

Это было самое счастливое и благоденственное время для Муромского княжества. По молитвам святых Февронии и Петра Господь был милостив к Муромской земле: во время приходила дружная весна, наступало лето красное, колосились хлеба, убиралось сено, приходила щедрая осень, сменявшаяся крепкой русской зимой. Колокола церквей сзывали народ на службу, деточки учились грамоте.

Как любящие мать и отец относились к своим людям князь и его светлая княгинюшка. По евангельским заповедям они одевали убогих, призирали нищих, лечили больных, сирот устраивали в новые семьи, принимали странников, избавляли бедных от напасти…

Они умерли в один день

Еще при жизни совместных молитвах святые супруги просили Бога, чтобы их кончина была в один день и час. Они приготовили себе один каменный гроб на двоих. В гробу было два ложа, разделенных каменной перегородкой.Почувствовав приближение кончины, они постриглись в монахи, приняли иноческий чин. Петр с именем Давид, а Феврония с именем Евфросиния.

Не умея во всю свою жизнь ни минуты сидеть без дела, святая Феврония вышивала для храма Успения Божией матери покрывало. Вышивала на нем лики святых. И уже заканчивала свой труд, как от мужа пришли слуги и передавали ей слова его о том, что он уже собирается покинуть свое тело, душа начинает отходить к Богу.

«Повремени, господин мой,»- отвечала супруга, — «я окончу покрывало для святой церкви.»
«Немного подожду,» — отвечал он.
Но вот и в третий раз послал сказать ей:
Уже мне время пришло умереть, не могу ждать тебя.

Тогда она прекратила шитье, воткнула в него иголку, обмотала вокруг нее шелковую нитку и послала сказать, что тоже отдает Богу душу.

Месяца июня в 25-й день, а по новому стилю восьмого июня, когда мы празднуем память святых супругов, души их, вознеслись в небеса. А тела их, по их завещанию, были положены в один гроб.

Разлука и новая встреча уже навсегда

Но нашлись законники, которые сказали, что не подобает монахам лежать в одном гробу. И князя положили в отдельном гробу в соборной церкви, а княгиню, тоже в отдельном гробу, в церкви Воздвижения.

Наутро нашли эти гробы пустыми, а тела князя и княгини лежали в общем гробу, в соборной церкви.
И опять тела их разлучили, ибо посчитали это событие не Божиим чудом, а чьим-то делом. То есть решили, что кто-то ночью перенес их тела. Приставили стражу. Ну, совсем как в Евангелии.

А наутро вновь тела супругов были в одном гробу. Тогда поняли, что это воля Божия, и не смели уже прикоснуться к святым.

И все, кто с верою притекал к гробнице святых, получал исцеление по молитвам к небесным заступникам.
А особенно надо им молиться тем, кто вступает в супружескую жизнь, дает в святом венчании обет верности и любви, согласия и заботы друг о друге.

О, святые благоверные, княже Петр и княгине Феврония, молите Бога о нас!

Другие записи


Article printed from Свято-Введенский приход: http://vvedenskiy.org

URL to article: http://vvedenskiy.org/?p=2254

URLs in this post:

[1] Image: http://vvedenskiy.org/wp-content/uploads/2010/06/petr_fevroniya.jpg

[2] Стояние Марии Египетской: http://vvedenskiy.org/?p=13677

[3] Молитва Ефрема Сирина: http://vvedenskiy.org/?p=12025

[4] Величайшие примеры поста и молитвы: http://vvedenskiy.org/?p=12021

[5] Ефрем Сирин: певец веры: http://vvedenskiy.org/?p=11752

[6] О семье, неофитах и компьютерных играх: http://vvedenskiy.org/?p=2091

Copyright © 2008 - Приход Введение во храм Пресвятой Богородицы