Версия для печати
Понедельник, января 18, 2010 | Автор:

Туринская плащаница представляет собой очень древнее льняное полотно длинной более чем в четыре метра, на котором имеются золотистые нерукотворные отпечатки обнаженного, жестоко истерзанного Человека. Никто из ее исследователей вот уже сто лет не может сказать каким образом нерукотворные отпечатки появились на ткани, хотя в то же самое время вот уже около двух тысяч лет сердца верующих христиан ясно подсказывают Кто и при каких обстоятельствах оставил изображение на этой ткани. Но что же общего между всеми плащаницами как рукотворными так и нерукотворной?

Принося свои молитвы пред образом на плащанице, мы через этот образ поклоняемся самому Христу Спасителю и Богу нашему, а не той ткани на которой есть Его Изображение, независимо от того сделан этот образ человеческими руками или он нерукотворен. Когда мы молимся перед образом, мы сообщаемся с самим Богом, когда мы целуем ткань с образом — мы молитвенно прикасаемся к самому Христу. Имея глубокую веру в Воскресшего из мертвых, мы посредством образа сообщаемся с Ним — с Первообразом, встречаемся с Ним воочию лицом к лицу, мы сообщаемся с Ним, с Ним — живым и дарующим жизнь, с победителем смерти и ада, с нашим Спасителем!

В таком случае зачем вообще изучать Туринскую плащаницу? Может быть отдать ее на растерзание неверующих скептиков? Но вспомните как все вещи любимого человека нам дороги и памятны. Тем более все, что связано с Богочеловеком, с нашим Спасителем и Искупителем для нас близко и дорого. И если существуют обширные исследования по иконографии, по технике иконописи, храмовому зодчеству и многим другим наукам, то что же может мешать добросовестному исследованию Туринской плащаницы — этого полотна, которое содержит столько загадок. Льняная ткань плащаницы таит в себе слишком многое, чтобы даже сто лет исследований могли вплотную приблизить нас к ее разгадке.

С другой стороны можно ли вообще изучать святые реликвии? И может ли наука касаться столь священных предметов? Но когда мы молимся перед святыми иконами в храме или у себя дома, мы обращаемся не к краскам и дереву, а через образ на иконе возносим свои молитвы к Первообразу. Эти иконы имеют свою историю, происхождение, они сделаны из определенного материала с использованием той или иной технологии, таких-то красок, в таком-то веке. Есть люди, которые это исследуют, изучают и рассказывают нам об этом. Так и исследование Туринской плащаницы, этого поистине нерукотворного образа, не содержит в себе ничего кощунственного в том случае если мы честно подходим к делу, и не наносим в процессе работы ущерба этой удивительной ткани.

Есть еще один вопрос, который нельзя обойти вниманием. Туринская плащаница находится в Италии, в католическом костеле, и как предмет собственности принадлежит католической церкви. Можно спросить — какое нам православным дело до Туринской плащаницы? Но вспомним, что Храм Гроба Господня — величайшая святыня христианского мира, находится в Иерусалиме, в Израиле, а земля на которой он стоит принадлежит как собственность арабу, исповедующему ислам. Это обстоятельство не мешает христианам всей земли поклоняться Святому Гробу и приносить на этом месте горячие молитвы Тому, Кто там Воскрес. Следовательно наше отношение к плащанице не должно зависеть от места в котором она исторически оказалась, потому что Туринская плащаница, как и Гроб Господень, по своей сущности, принадлежат всем христианам, в том числе и Православным.

Но главным вопросом является все-таки следующий: является ли Туринская плащаница той самой подлинной Плащаницей, в которую Иосиф из Аримафеи положил снятое с креста пречистое тело Богочеловека, и в которой Он Воскрес? Попыткой ответить на этот вопрос и служат специальные научные исследования, проводимые в течении последних ста лет, краткий отчет о которых мы с любовью предлагаем нашему читателю. Для большей объективности изложения при рассказе о Туринской плащанице, мы будем излагать только фактический материал, по возможности наиболее просто объяснять методы исследования и полученные с их помощью результаты. Все выводы и комментарии мы предлагаем сделать беспристрастному и любезному нашему читателю.

Рассказ о изображении

К древнейшим и несомненно уникальным тканям относится Туринская плащаница, названная так по городу Турин в Италии, в котором она хранится с 1694 г. Однако у нас есть все основания утверждать, что ее древность простирается не на III, а на XX веков и, что это прекрасное льняное полотно имеет прямое отношение к событиям происшедшим в Палестине первой трети I века. То, что произошло в маленькой, высеченной в камне гробнице недалеко от городской стены Иерусалима, изменило весь существующий мир, и оживотворило человеческий род.

Само по себе изображение на плащанице не яркое, но достаточно детальное, оно дано одним цветом: золотисто-желтым в разной степени насыщенности. Невооруженным взглядом можно различить черты лица, бороду, волосы, губы, пальцы. Специальные методы наблюдения показали, и об этом мы еще поговорим в дальнейшем, что изображение совершенно правильно передает особенности анатомии человеческого тела, чего не удается достичь в изображениях, сделанных рукою художника. На плащанице имеются следы крови, которые оставили многочисленные раны на теле, — следы кровоподтеков на голове от шипов тернового венца, следы от гвоздей в запястьях и в ступнях ног, следы от ударов бичей на груди, спине и ногах, большое кровавое пятно от раны в левом боку. Вся совокупность фактов, свидетельствует, что образ на ткани возник тогда, когда тело лежало в погребальной пещере на одной половине плащаницы, а другая половина, обернутая через голову, покрывала Его сверху. Перечитайте пожалуйста Евангелие и беспристрастно подумайте — к Кому могут относиться эти подробности?

Продолжим наше обозрение. Откроем серебряную раку и вынем Туринскую плащаницу из красного бархата. С древних времен она хранилась в сложенном виде, но если ее достать и развернуть, тогда на желтоватом фоне ткани вдоль нее по центру мы увидим светло-коричневые пятна. Разложим плащаницу на ровной поверхности и отойдем от нее на несколько метров. Мы увидим по обе стороны от отпечатков, в небольшом отдалении от них, две резко выделяющиеся темные полосы по которым ткань обгорела при пожаре в 1532 г. Явственно видны следы воды, попавшей во время тушения пожара 1532 г. ; заплатки на прожженных местах, пришитые в 1534 г. ; и более древние отверстия в виде буквы «Г», прожженные в ткани еще до пожара 1532 г.

Для беспристрастного наблюдателя Туринская плащаница представляет собой кусок древнего полотна чуть больше четырех метров в длину и метра в ширину. На этой ткани имеются два образа обнаженного мужского тела во весь рост, расположенные симметрично друг к другу голова к голове. На одной половине плащаницы — образ мужского тела со сложенными впереди руками и ровно лежащими ногами; на другой половине — изображение этого же тела со спины.

Вглядевшись в золотистые отпечатки, мы с удивлением заметим как пятна сольются в необычайное изображение. Перед нашим взором проявятся два отпечатка Человеческого тела во весь рост — отпечаток спереди и отпечаток сзади с расстоянием между ними в области темени приблизительно 15 см. Отпечатки расположены головой к голове так, что согласно реконструкции на основании этих отпечатков позиции тела при положении Его во гроб, полотно покрывало голову и тело Замученного, ниспадая спереди и сзади ниже Его ступней.

Вблизи отпечатки на ткани воспринимаются как неуловимые и расплывчатые пятна золотисто-коричневого цвета без видимых границ. Издали эта неопределенность приобретает неожиданную гармонию и явственно вырисовываются очертания Тела и Лица прекрасного, золотисто коричневого оттенка, анатомические и физиологические подробности которых научно точны и детальны. Мы приходим к выводу, что одной из первых характерных особенностей нерукотворности изображения отпечатков Тела на Туринской плащанице является то, что при рассматривании с близкого расстояния отпечатки сливаются с фоном и исчезают. Только с расстояния 2 метра или более можно начать отчетливо различать изображение тела. В дальнейшем мы с Вами обратимся к более тонким способам исследования чем визуальный осмотр и обнаружим еще более потрясающие особенности, а сейчас используем изображение на Туринской плащанице, чтобы определить по отпечаткам приемлемую и вероятную причину смерти Того, Кто лежал в этой ткани.

Зачем это нужно? Верующее сердце уже давно подсказывает нам — Кто был положен и Кто воскрес лежа в этой ткани. Но мир полон упорных скептиков, которые доверяют только голосу разума и фактам. Ради этих людей подойдем к изучению отпечатков на плащанице с точки зрения не предвзятых аналитиков.

Пятна крови

Следующая сфера исследований дотрагивается до очень деликатной, но на редкость важной области — мы прикасаемся к кровавым следам, облик которых способен привести в благоговейный трепет. Обращая взор на ткань мы видим, что все тело покрыто ранами от глубоких ссадин при бичевании, запекшаяся кровь в которых имеет кармино-красный цвет. Крупные пятна крови такого же цвета покрывают места по которым она текла из пронзенных рук и ног, с большим благоговением мы созерцаем поток крови от прободения копьем в области груди, ручейки запекшейся крови на голове от проколов шипами. По сути дела вся плащаница залита кровью!

Как это может быть, говорит наш пораженный разум? Быть может перед нами совсем и не кровь? Но исследования под микроскопом нитей извлеченных в 1978 г. как из области изображения, так и из области кровяного пятна показали, что на нитках ткани нет ни малейших признаков пигментов или красителей с помощью которых можно было бы окрасить плащаницу, чтобы получить изображение. Естественным образом кровь пропитывает верхнюю часть волокна, а в просветах между нитями и на самой ткани нет постороннего красящего материала.

Более подробные исследования под микроскопом областей с кровью показали, что пятна состоят из красно-оранжевой аморфной корки, запекшейся на поверхности волокон и в просветах между нитей. В отличии от самих отпечатков тела, кровь проникает в капилляры волокон, а сгустки крови образуют на поверхности ткани мениск свойственный вязким жидкостям.

Кроме того в 1980 г. Morris, Schwalbe, и London показали наличие значительной концентрации железа только в тех областях где находятся пятна крови. Лучи Рентгена высветили в спектре четкую линию железа, которое иногда присутствует в красной краске, но и гемоглобин крови содержит этот металл. Так все же из чего состоят пятна на изображении? Ученые обнаружили, что железо в них окружено так называемыми «пиральными кольцами», которые есть только в крови. В краске их нет, и не может быть. Окончательно Heller и Adler в результате спектроскопических исследований 1980 г. обнаружили в следах крови гемоглобин (hemoglobin), а в 1981 г. — билирубин и альбумин (bilirubin, albumin).Для тех читателей, которые не имеют медицинского образования мы дадим некоторые пояснения. Кровь состоит из жидкой части — плазмы, и взвешенных в ней элементов троякого рода: красных кровяных телец или эритроцитов; белых кровяных телец или лейкоцитов, и кровяных пластинок — тромбоцитов.

Плазма крови — это коллоидный раствор множества белков, одним из которых является альбумин. А наибольшее значение среди белков крови имеет дыхательный кровяной пигмент красного цвета — гемоглобин, заключенный в безъядерные клетки — эритроциты. Если кровь засохла, то 85% сухого остатка составляет именно гемоглобин.

Так все же как ученые определили, что на плащанице кровь человеческая? Ведь пошло столько лет с тех пор как она присохла к ткани! Гемоглобин — это сложный белок, состоящий из белкового носителя — глобина, и небелковой группы — гема, в состав которой входит металл — железо. За счет окисления этого железа, гемоглобин крови обеспечивает процесс переноса кислорода. Гемоглобины разных животных и человека хотя достаточно близки между собой, но принципиально отличаются по форме кристаллов и спектральным свойствам. Эти различия обусловлены различиями в природе белкового носителя — глобина. После специального спектрального анализа и было установлено — да, на плащанице человеческая кровь.

Кроме того в крови всегда находятся вещества, подлежащие удалению из организма. К таким веществам относится билирубин — желчный пигмент, который образуется в тканях в результате распада гемоглобина. Продолжим далее наш экскурс.

Кровяные пластинки — тромбоциты, представляют собой небольшие образования круглой или овальной формы, которые играют важнейшую роль в процессе свертывания крови. Белые кровяные тельца — лейкоциты, образуют несколько групп. Примерно 60-70% лейкоцитов составляют клетки сегментоядерных нейтрофилов, с плотным, разделенным на сегменты ядром и окрашенной в розовый цвет протоплазмой; 20-25% лейкоцитов составляют лимфоциты — клетки с плотным круглым ядром и протоплазмой. Лейкоциты принимают участие в иммунобиологических процессах организма, захватывая из плазмы крови микробов, клетки и их обломки. Но для дальнейшего повествования наиболее важно то, что лейкоциты содержат ядра, в которых, как и во всех клетках тела, содержится полный набор хромосом.

Теперь будем говорить об очень деликатном предмете. Сначала мы известим изумленного читателя, что в 1995 г. Victor Tryon — профессор микробиологии и директор Техасского университета по технологии генной инженерии (University of Texas Center for Advanced DNA Technologies) определил сигналы от трех различных, человеческих, принадлежащих мужчине генов используя методы цепных реакций полимераза (polymerase). Образцы для этого анализа были взяты из красных кровяных шариков с пятен крови на Туринской плащанице. Что это — научное достижение, или начало чудовищного эксперимента? Мы находимся на той зыбкой грани за которую науке лучше не переходить, и вот почему.

Расскажем по порядку. Начнем с истории того, как попали в Техас образцы крови с плащаницы. Итак вернемся в 1988 г., когда профессора Giovanni Riggi и Luigi Gonella из Турина лично отрезают от плащаницы выборки для радиоуглеродного анализа.

Ученые начали в 5 часов утра 21 апреля 1988 г. удалять полоску полотна длиной восемь сантиметров и шириной в полтора сантиметра. Она была разрезана пополам, и одна половина отдана кардиналу Ballestrero, который в то время являлся официальным хранителем плащаницы. Другая половина была разделена на три равных части, и передана представителям лабораторий в Цюрих, Оксфорд и Аризону (Tucson), для проведения радиоуглеродного анализа.

Работа по удалении полоски ткани для радиоуглеродного анализа была закончена уже в 13 часов дня, однако в тот день до половины девятого вечера плащаницу не положили в серебряную раку. Что же делали с ней в течении семи с половиной часов?

За это продолжительное время профессор Riggi изъял образцы крови, желая впоследствии выяснить их генетические характеристики. Сама операция не была секретной, потому что все действия записывались на пленку для официального отчета, и проводились под наблюдением двадцати техников и духовенства. Чтобы взять выборки из области потеков крови на голове причиненных шипами, Riggi использовал два крошечных скальпеля, а чтобы нанести наименьший ущерб изображению, он скоблил с той стороны плащаницы, на которой отпечатались спинная часть и задняя часть головы. Затем эти образцы крови и часть полоски полотна, не используемая для радиоуглеродного анализа, были лично отданы ему кардиналом Ballestrero, а Riggi положил их для большей сохранности в сейф хранилища банка.

Через четыре с половиной года профессор Garza-Valdes сделал научное открытие о том, что некоторые бактерии при определенных условиях производят в процессе своей жизнедеятельности полимерные покрытия (bioplastic) на поверхности древних экспонатов. Он показал, что слои этих покрытий могут вызывать серьезные ошибки при радиоуглеродном датировании. Это заставило Garza-Valdes задаться вопросом, а не может ли Туринская плащаница быть покрытой подобными микроорганизмами?

Преемник кардинала Ballestrero, хранитель плащаницы кардинал Saldarini к которому он обратился за разрешением исследовать плащаницу, направил Valdes к профессору Giovanni Riggi, который принес выборки 1988 г. из хранилища банка. При исследовании полоски под переносным микроскопом Valdes действительно увидел, что полимерное покрытие покрывает ткань в совершенно достаточном количестве для того, чтобы серьезно воздействовать на точность радиоуглеродного датирования. После этого он предложил Riggi услуги университета Сан Антонио в Штате Техас (University of Texas’s Health Science Center at San Antonio), для дальнейшего изучения выборок из области потеков крови на голове.

Когда итальянский профессор пересек Атлантику, то в Сан Антонио к исследованиям подключились профессор микробиологии университета Stephen J.Mattingly, и профессор Victor V.Tryon, руководитель университетского центра технологий ДНК.

И вот мы опять возвращаемся к тому, с чего начали свое повествование о генетическом анализе образцов крови с плащаницы. Профессор Tryon при изучении липкой ленты, несущей на себе 1,5 мм крови с плащаницы без колебаний подтвердил, что в образце находится человеческая кровь, содержащая X и Y хромосомы, а это указывает на мужской пол. Второй фрагмент показал идентичный результат.

Сложнейшая морально-этическая и духовная проблема стоит перед нами прежде, чем могут быть проведены дальнейшие тесты. Да, генетический анализ может установить этническую группу крови Человека с плащаницы, и таким образом определить могут ли его пары ДНК быть найденными в людях еврейского происхождения. Кроме того, если ДНК будет определена как взятая только от матери, без ДНК от отца — значение этого факта очевидно. Однако мы имеем дело не просто с образцами крови, но с Кровью, излиянной за спасение мира. Поэтому прежде чем проводить дальнейшие анализы, Stephen J.Mattingly, и его помощник — профессор Victor V.Tryon, запросили специальное разрешение на проведение этих работ. И хотя им было категорически отказано, они внесли образцы ДНК с плащаницы в хранилище образцов крови своего университета.

После этого хранитель плащаницы Кардинал Saldarini издал твердое предписание формально запрашивающее возврат всех выборок с плащаницы, рассеянных по миру, и особенно запретил выполнение на них любых дальнейших тестов. Хотя Valdez, Mattingly и Tryon выразили готовность вернуть выборки, они имеют образцы ДНК в хранилище крови, и могут их умножать в необходимом количестве. Но, скажете Вы, 1,5 мм крови с плащаницы — это же очень мало!? Ничуть! Ведь 1 кубический миллиметр крови содержит в себе примерно 4,5-5 миллионов эритроцитов, 6-8 тысяч лейкоцитов, и 150-400 тысяч тромбоцитов. Несложный расчет показывает, что с 1,5 мм липкой ленты к анализу может быть представлено до 12 тысяч ядер клеток крови!

Мы пришли к неутешительным выводам. Три американских ученых задерживают в своей лаборатории генетический код из крови с плащаницы! Они могут открывать его подробности и использовать, к прискорбию, по своему усмотрению. Но при этом встает не только этическая сторона вопроса о дозволительности опытов с кровью и ДНК. Последние достижения в области генной инженерии, дают основания полагать, что любое использование этого генетического кода может привести к чудовищным последствиям. Предположим, что некие, пусть даже не техасские, но нечистоплотные в морально-этическом отношении ученые, используя открытие «теломераза», сделают древние ядра клеток крови с плащаницы способными к вживлению в клетку человеческого тела из которой вынуто ее собственное ядро. Размножив эти клетки в питательной среде, они, пользуясь технологией «заснувшей» клетки и «работами» Ричарда Сида, создадут эмбрион, который затем имплантируют «суррогатной матери». Вопрос — кто в результате этого родится? Это конечно только гипотеза, предположение, но если человечество по-прежнему такими же темпами будет терять всякое понятие о морали и нравственности, оно создаст себе апокалипсического зверя, которому будет поклоняться, как Христу!

Жуть какая-то! Люди своими технологическими стараниями могут сотворить себе антихристов! Но что же еще тут можно получить? Ведь Христос Воскрес! Учтите, что даже клонированная овца, стала обнаруживать страшные признаки не свойственные своей породе!

Недавно была выпущена одна уникальная книга. Впервые, ее издали на русском языке в переводе с греческой рукописи только к 1912 г., но она сразу же стала библиографической редкостью. Что побудило читателей к столь быстрой покупке тиража? Эта книга описывает ряд чудесных явлений Преподобного отца нашего Нила Мироточивого Афонского иноку Феофану, и содержит пророчества о последних временах. Примечательно, что удивительные события на Святой Афонской Горе происходили с 1813 по 1819 гг., хотя сам святой старец жил и подвизался в XVI веке. Поэтому книга называется: «Посмертныя вещания преподобнаго Нила Мироточиваго Афонского».(Репринтное издание, Санкт-Петербург, 1996)

На странице 81 написаны пророческие слова преподобного Нила о том, что антихрист » зачнется от тайного противуестественнаго блуда…» А на следующей странице и того горше! «Тогда воплотится дух антихристов, ныне действующий в миру, то-есть народится человек, который будет преосквернен и сделается совершеннейшим сосудом диавольским еше во утробе матери своей: родится он от девы зла и в деве блуда, т. е. от злой блудницы, хотя по наружным признакам и девственницы. Ей, воплотится зло (т. е. родится антихрист) безо всякого мужняго семени. Ей, с семенем родится, но не с сеянием человеческим…» Но особенно важно, написанное несколько выше… «Находясь в погибели, люди будут думать, что он есть Христос Спаситель и что он содеет их спасение. Тогда Евангелие Церковное будет в пренебрежении.»

Как «люди будут думать», что это орудие диавола «есть Христос Спаситель», как он «зачнется от тайного противуестественнаго блуда» , и родится «от злой блудницы, хотя по наружным признакам и девственницы», с одной стороны без всякого мужского семени, с другой «не с сеянием человеческим»?

Если предположить, что чудовищное кощунственное клонирование из ядер клеток крови с плащаницы может дать подобный результат, тогда «нечистое это рождение будет производить знамения и чудеса… мир будет воображать, что сей антихрист кроток и смирен сердцем, а на самом деле он будет по сердцу — лисицей, по душе — волком…» (с. 81) Почему так, а не иначе? Клонирование копирует только телесную оболочку, но не может дать плоти душу и дух, и тем более воплотить второе лицо Пресвятой Троицы. «Тогда воплотится дух антихристов, ныне действующий в миру». (с. 81) «Ибо чувственно антихрист еще должен прийти, а мысленно он уже в миру; с тех пор, как он низринулся в мир со своим проклятым троном, с тех пор и пребывает он в миру, производя в мире всякое зло».(с. 79)

Вот почему недопустимы никакие генетические опыты со следами крови на Туринской плащанице! Задумайтесь! В конце XIX века изучение радиоактивности казалось только интересной забавой ученых, в конце XX века — ядерное оружие угрожает существованию жизни на Земле. В конце прошлого столетия впервые клонировали теплокровное животное, а если в наступившем XXI веке… Страшно сказать!

Исследование мельчайших частичек

Вот уже много лет в нашем распоряжении имеется уникальная группа материалов по Туринской плащанице, связанная с исследованиями Max Frei , который кроме прочих достоинств был выдающийся эксперт в области микроботаники района Средиземноморья.

По роду своей профессиональной деятельности в криминалистическом отделе г. Цюриха, где он работал течении 25 лет, Frei разработал уникальную методику для анализа под микроскопом мельчайших частиц, собираемых с изучаемого предмета при помощи липкой ленты. И тут наступает самое интересное. Когда на время краткого показа плащаницы в 1973 г. его пригласили в Турин, он снял с ее поверхности 12 выборок пыльцы. При просмотре липкой ленты под микроскопом, Max Frei увидел большое количество зернышек пыльцы, но не смог идентифицировать большую часть из них , потому что такие растения не произрастают в Европе. Это его озадачило и он сделал 7 поездок на Ближний восток, чтобы получить экземпляры цветов и пыльцу растений, которые растут в тех местах. В конечном счете он смог идентифицировать 58 видов пыльцы растений, из которых большинство произрастают на Ближнем востоке.

Воодушевившись результатом, доктор Frei на следующей выставке в 1978 г. установил, что на плащанице имеются 49 различных видов пыльцы растений (58 минус 9 общесредиземноморских видов). Из оставшихся: 13 видов произрастают только в районе пустыни Негев и в области Мертвого моря, 20 видов кроме того — в степных районах юго-западной Турции и северной Сирии, а также в районе Стамбула, 16 видов относятся к растениям произрастающим в различных местах, в том числе — Европе. Таким образом доктор Frei научно установил, что Туринская плащаница находилась в прямом контакте с окружающей средой в древней Палестине, на территории древней Эдессы (ныне город Урфа в Турции), в Константинополе (ныне — Стамбул), и в Европе. Этот вывод точно соответствует как имеющимся в нашем распоряжении историческим фактам, так и древним преданиям о перемещениях Туринской плащаницы. Поговорим подробнее о этих результатах. Мы уже сообщали, что опубликованы списки и фотографии пыльцы, и что она принадлежит 49 видам растений. Наибольший интерес представляют 13 солелюбивых и пустынных растений, произрастающих только в Южной Палестине и бассейне Мертвого моря, близ Иерусалима. Эта пыльца могла попасть на ткань, исключительно тогда, когда она находилась или в окрестностях, или в самом Иерусалиме. В совокупности с предыдущим нашим повествованием — очень убедительный факт подлинности плащаницы. Со следующими видами растений дело обстоит сложнее. В районах Иерусалима, Южной Турции (Эдесса, Стамбул или Константинополь) встречаются 20 видов, причем исключительно Турецких — 2 вида. Следовательно, пыльца растений могла попасть на ткань в каждом из этих мест тогда, когда ее в течении многих столетий хранили и выставляли на обозрение. Но судя по количественному соотношению видов (2 к 18) — она была в Византии (ныне Турции) внутри храма, а в Иерусалиме — на свежем воздухе, где на нее более обильно садилась переносимая ветром пыльца. Из числа 16 последних видов пыльцы — 1 вид распространен как в южной Европе (Франция, Италия) так и Палестине, встречающихся в Палестине, Турции, и Европе — 7 видов, Турции и Европе — 3 вида, собственно Европейских — 5 видов.

Займемся небольшими подсчетами. Итак, Иерусалимские и Палестинские виды составляют — 13 солелюбивых, растущих только вблизи Иерусалима, 18 — принадлежащих как Палестине, так и Византии, 1 — относящийся как к Палестине, так и к Европе, 7 — произрастающих в Палестине, Турции и Европе — всего 39 видов. Это составляет почти 80 процентов от всех 49 описанных видов!

Микрочастицы и зернышки пыльцы, снятые на липкую ленту. Можно утверждать — Туринская плащаница имеет ближневосточное происхождение, вероятнее всего — окрестность близ Иерусалима.

Но, учтите, перед нами далеко не полное изучение всех образцов пыльцы, которые собрал Макс Фрей. Когда в 1978 г. Frei был приглашен на выставку Туринской плащаницы, в процессе научных исследований он сделал выборку мелких частиц и пыльцы из заранее определенных областей ткани. После этого в распоряжении ученого оказались 27 липких лент с исключительно ценным материалом, который он обработал лишь частично. Желая добиться большего, Frei получил разрешение французского правительства, а затем снял на липкие ленты частички и пыльцу с двух древних реликвий: одежды без шва (Tunic Argenteuil) (предполагают, что эта одежда является тем «нешвенным хитоном» который был на Господе нашем Иисусе Христе перед распятием), и тернового венца в виде клубка терниев, который сохраняется в Париже в Соборе Парижской Богоматери (Notre Dame). Может показаться невероятным, но в Соборе Парижской Богоматери хранится реликвия, которую по преданию считают терновым венцом Спасителя: это кольцо, сплетенное из пучков тростника, с внутренним диаметром 210 мм и толщиной в разрезе 15 мм. Пучки связаны из стеблей по 15 или 16 вместе. Ветви терновника с шипами, изломанные и согнутые по направлению к середине, чтобы придать вид шапочки, прикреплены своими концами частью к внутренней, частью к наружной стороне тростникового кольца. Ветви пропустили сквозь прутья тростника сверху вниз и снизу вверх.

Сравнение и анализ пыльцы древнейших реликвий с пыльцой плащаницы еще ожидает своего часа. Будучи в преклонных годах, Frei не смог полностью завершить работу по анализу пыльцы — в январе 1983 г. он скончался. С тех пор по ряду причин 27 липких лент с пыльцой и мелкими частицами с плащаницы, материалы по хитону и терновому венцу оставались без внимания. Такое положение дел продолжалось до 1993 г., когда вдова Max Frei — Gertrud Frei-Sulzer передала все имеющиеся в ее распоряжении материалы покойного мужа для дальнейшего изучения.

И теперь нас ждут новые открытия! В настоящее время разработан и изготовлен специальный микроскоп следующего поколения с особой системой передачи изображения. Он позволяет производить микрофотографирование, выдачу этих микрофотографий в цифровом виде и имеет систему сравнивания между собой изображений на предмет их идентификации. Следующим шагом будет полное микроскопическое исследование, в том числе создание подробного каталога мельчайших объектов и пыльцы с каждой из 27 липких лент, которые находятся по прежнему в полностью неповрежденном состоянии. Это очень большая работа, потому что общая длина лент составляет примерно 3 метра. Но даже то, что еще при жизни успел сделать Макс Фрей вновь и вновь обращает наш взор в сторону Иерусалима, устремляет наше сердце ко Гробу Господню, к I веку.

О следах монет на глазах

Обратимся к некоторым важным деталям. Мы уже говорили о том, что на Туринской плащанице в области закрытых глаз найдены отпечатки плоских, подобных кнопкам предметов. А из истории античного мира ученым давно известно, что кроме прочих погребальных обычаев, определенно есть два, которые древние евреи соблюдали всегда: они клали на веки усопшего монеты и перевязывали голову повязкой. Делалось это с сугубо практическим расчетом. Голову обвязывали узким полотном для того, чтобы не открывался рот. Монеты клали на глаза с подобной целью — чтобы веки самопроизвольно не полуоткрылись. И вполне естественно — эти монеты доставали из кошелька, а не искали еще в каком-либо другом месте. Нам, таким образом очевидно, что если мы сможем отождествить кнопко-подобные отпечатки на глазах с монетами чеканки определенного века и года, мы сможем достоверно установить дату погребения.

Земля древнего Израиля в первом веке входила в состав Римской империи. В то время основной платежной единицей считалась греческая серебренная монета — драхма, которая по стоимости равнялась римской серебренной монете — динарию (denarius). Монеты имели вес в зависимости от места чеканки: так аттическая драхма весила 4,37 г., а эгинская драхма — 6,3 г. В свою очередь динарий разделялся на десять, а позже, на шестнадцать ассариев или асов. Эти монеты уже чеканили из меди, и в одном ассарии было четыре кодранта (quadrans). В свою очередь половину кодранта составляла минута (minutum) или лепта — самая мелкая медная ходячая монета.

Итак, отождествление отпечатков подобных кнопкам предметов с плащаницы и подлинных монет этого периода, которые находятся в коллекциях древностей, проводилось с помощью фотографирования в поляризованном свете отпечатков с плащаницы и монет из собраний нумизматов. Полученные фотографические изображения в поляризованном свете проецировали друг на друга и сравнивали. Надо сказать, что эта методика с успехом применяется в судебной практике для идентификации отпечатков пальцев.

Но еще в 1980 г., работая с фотографиями Туринской плащаницы 1931 г., Francis Filas обнаружил на подобных кнопкам предметах в области глаз буквы «UCAI». Независимые исследования Kenneth Weaver, выполненные на самой плащанице в том же 1980 г., подтвердили наличие этих букв «UC» и «AI», но расположенных несколько искоса.

Наконец, через два года Alan Whanger находит полное соответствие между кнопко-подобными объектами с буквами на плащанице и медными монетами Палестины времен Римской империи. Он доказал, что на ткани находится отпечаток так называемой «лепты Пилата», которая датируется 29 г. н. э.

Итак мы имеем достоверные сведения, что Туринская плащаница на веке левого глаза содержит в себе изображение монеты, которое точно соответствует мелкой медной монете под названием «лепта Пилата». Монеты подобного типа чеканились во время правления префектов Иудеи Gratus (15-26 гг. н. э.) и Pilate (26-36 гг. н. э.).

Однако имеется одна особенность. Надпись на монетах «Тиберий император» на греческом языке — «TIBERIOY KAICAROC», на отпечатках тех же монет с плащаницы должна полностью читаться как «TIBERIOU CAICAROC». Из чего это следует? Такой вывод делается на основании того, что на всех изображениях с плащаницы отчетливо видны буквы «UCAI», которые являются окончанием первого и началом второго слова в надписи. Предположение о том, что буквы в отпечатке монеты с плащаницы — «UCAI» являются грамматическими ошибками надписи монет на греческом языке «TIBERIOY KAICAROC» (то есть «Тиберий император» или по латыни «Tiberius Caesar», который правил с 14 по 37 гг. н. э.), полностью подтвердилось в 1981 г. В коллекциях древних монет ученые обнаружили подлинную монету того периода с грамматическими ошибками, и четко читаемыми буквами «IOUCAI». Хотя изображение букв на плащанице слегка искажается формой волокон ткани, они расположены в той же правильной позиции, что и буквы на древней медной монете.

Более того, сравнение форм монеты и букв на отпечатке в плащанице, с аналогичными монетами находящимися в коллекциях, показали 74 признака совпадения! Тождество доказано! А ведь монеты с орфографической ошибкой в надписи датируются 16 годом правления императора Тиберия или 29 г. н. э. Подобная датировка просто ошеломляет! И учтите, что такие монеты сохранились до наших дней далеко не в еденичном экземпляре. К настоящему времени в разных коллекциях насчитывается, по крайней мере, 6 штук с подобной ошибкой в надписи. Профессор Filas идентифицировал их в более широком спектре как монеты, которые чеканил префект Иудеи Понтий Пилат в 29/30 или 30/31 годах н. э. Характерно, что этот тезис одобрил Kindler — известный нумизмат, директор музея Haaretz в Тель-Авиве.

Мы уже говорили о том, что по гречески имя императора Тиберий — «TIBEPIOY» пишется с конечной буквой » Y «, а не » U «, и что титул император — «KAICAPOC» пишется с первой буквой » K «, а не » C «. Но учитите, что серебренная монета — «динарий», имевшая хождение по всей империи, в том числе Палестине и Иудее, чеканилась на римских монетных дворах, тогда как медная валюта была смесью римских и греко-римских монет. К этому надо прибавить, что на римских монетах титул императора писался латинскими буквами как «CAESAR», и многие медные монеты, чеканившиеся в провинциях, имели довольно низкое качество. Вот и причина всех ошибок! Из-за смешения языков, при изготовления литейных форм для чеканки монеты, греческая буква » K » была заменена на латинскую » C «. В дальнейшем, при исследовании монет выяснилось, что греческая буква Upsilon, то есть та самая » Y » на конце слова «Тиберий», очень сильно напоминает букву » U » с маленьким хвостиком снизу. Объяснение орфографических ошибок найдено!

Что характерно — чтение символов «UCAI» на ткани плащаницы не зависит от типа фотографии или от типа компьютерной обработки изображения. Эти символы видны даже на фотографии в натуральную величину, отснятой Enrie еще в 1931 г., и на столетней фотопластинке Pia, отснятой в 1898 г. Буквы на фотографиях с плащаницы были дополнительно определены Michael Marx — нумизматом и исследователем монет классической Греции.

Наконец, как показал в 1983 г. профессор Robert Haralick, подробно изучавший изображение в области глаз, символы на ткани плащаницы не могут быть просто искажением в форме переплетения нитей ткани плащаницы. Он привел ясные доказательства присутствия в отпечатках монет на ткани букв «OUCAIC». Эти символы он наблюдал как на оригинальном образе, так и на обработанном компьютером изображении в цифровом виде, при котором удалялось отображение основы ткани и оставлялось лишь изображение монет.

Как же ученые определяли год изготовления монет, спросите Вы? Это делали по особенностям в форме букв, которая весьма характерна для каждого определенного исторического периода. Сравнение начертания греческих букв на монетах с достоверно датированными текстами показало, что монеты чеканились в 16 году правления императора Тиберия или в 29 г. н. э.

А что говорит нам археология? Подтверждает ли эта наука наши далеко идущие выводы? Да, мы получаем все новые доказательства своей правоты. В захоронении, раскопанном еще в 1956 г., и которое использовалось довольно долго, нашли множество медных монет. Пять из них были эпохи Хасмонеев, две — периода правления Ирода, и тридцать шесть монет — периода прокураторов. Из этих монет 7 — монеты, называемые «лепта Пилата», относящиеся к 29 г. н. э. Изображение подобной монеты имеется на левом веке отпечатка с плащаницы!И в дальнейшем, раскопки 1979 г. недалеко от города Jericho еврейских захоронений I века н. э. только подтвердили нам, что древние евреи действительно клали усопшим монеты на глаза. В одном черепе были найдены две монеты 41-44 гг. н. э., несомненно попавшие туда, когда они провалились сквозь глазницы. В дальнейшем, археологи нашли монеты того же достоинства, что и «лепта Пилата» внутри черепа женщины одного из Оссуариев, относящиеся к 42-43 гг. н. э.

Итак, мы можем утверждать, что на глазах в области изображения с плащаницы находятся отпечатки двух медных монет типа «лепта Пилата» или «лепта вдовицы». Эти монеты отчеканены при префекте Иудеи Понтии Пилате во время правления римского императора Тиберия приблизительно в 29-30 гг. н. э. Таким образом мы получили на редкость точную датировку появления отпечатков на плащанице! Кроме того мы получили дополнительное подтверждение, что они образовались на ткани в древнем Израиле или в Палестине, то есть в том месте, где ходили в то время денежные знаки подобного вида и достоинства.

Но как могли остаться на ткани отпечатки медных денег? Ведь при обычных условиях они не должны отпечататься! Можно предположить, что изображение монет на ткани появилось за счет коронарного разряда исходящего из поверхности монеты. А это означает, что изображение получено за счет обтекания монет некой мощной энергией!

Как показал ряд экспериментов на пленке и на ткани, за счет коронарного разряда (свечения) можно получить высоко точные изображения монет, цветов, и других материалов. Причем эти изображения, в отличии от нарисованных, очень напоминают отпечатки находящиеся на плащанице. Возможно этим можно попытаться объяснить наличие в отображении на Туринской плащанице множества дополнительных предметов, о которых мы уже подробно говорили выше.

Какое Воздействие с такой силой, и вместе с тем так бережно опалило поверхность плащаницы, что на ней остались как следы медных монет так и живых цветов?

Образ на ткани

Первый шаг который предстоит сделать — точно описать особенности Жертвы, Которую после истязания и смерти положили в Туринскую плащаницу. Когда мы пристально вглядываемся в образ на ткани, тогда на льняном полотне предстает во всем своем ужасающем реализме жестоко истерзанное, обнаженное тело Человека с бородой, усами, и длинными волосами, ниспадающими к плечам. Тело проявляется на ткани в состоянии принятой им суровой и мучительной смерти, что подтверждается полным окоченением и специфическими изменениями в нижних конечностях.

Умерший является взрослым, хорошо физически развитым мужчиной, структура тела Которого анатомически совершенно естественна. Тело крепкого, совершенного телосложения, без каких-либо дефектов. Смерть произошла за несколько часов перед тем, как тело было положено на одну половину плащаницы и покрыто второй ее частью. Ткань была в контакте с телом не более 2-3 дней (не более 40 часов).

Подробно осматривая область Головы замечаем, что волосы лежат в беспорядке, имеется небольшая борода и усы. Говоря более точно — длинные волосы сплетенные в косичку и короткая борода, раздвоенная посредине. Правый глаз закрыт, левый слабо приоткрыт. Над левой бровью капля крови. Нос ориентальной (восточной) расы. Глаза близко стоят друг к другу. Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны.

Изображение лица асимметрично. На лице находятся многочисленные повреждения: раздувшиеся разбитые брови, порванное праве веко, большое вздутие находящееся ниже правого глаза, распухший нос, ушиб на правой щеке, вздутие на левой щеке и на левой стороне подбородка. На кончике носа имеется ссадина, а правая щека имеет отчетливую припухлость по сравнению с левой (вероятно следствие сильного удара). При ближайшем рассмотрении мы видим на правой щеке длинный кровоподтек. Этот удар, по-видимому, был нанесен палкой толщиной примерно в 4,5 см человеком стоящим с правой стороны, что привело к повреждению щеки и носового хряща ниже кости. Оба глаза закрыты, но при ближайшем рассмотрении на их верхней части видны посторонние круглые объекты.

Борода и волосы разделенные посредине, ниспадание длинных волос к плечам, маленькая косичка из волос — все это показывает, что Тот Кто запечатлен на плащанице не был греком или римлянином. Незавязанная косичка в волосах «является наиболее поразительной еврейской особенностью», и ее наличие было обязательно для мужчин еврейской национальности в эпоху античности.

Вглядимся пристальнее. Спереди в области лба мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Всего на голове по крайней мере 30 потоков крови из-за проколов сделанных шипами. Несколько проколов имеют отличительные особенности венозной или артериальной крови в плотности, однородности, или модальности коагуляции. Один из этих проколов имеет конфигурацию цифры «3″. Кровь истекала из этих проколов на волосы и на кожу лба и скапливалась в отдельных местах

Вид со стороны затылочной части показывает, что эти проколы простираются на всю поверхность головы, и что потоки крови из них стекали по направлению вниз. В своем течении, кровь встречала препятствие в виде повязки вокруг лба, и ручейки ее задерживались. В верхней части головы глубоко в волосах, ручейки крови не имели препятствий, и истекали почти в виде горизонтального потока. Таким образом по отпечаткам видно, что терновый венец на голове Страдальца не был сделан в форме венка, а был сплетен в виде шапочки похожей на митру, покрывающей собой всю голову. От каждого удара по этой «терновой митре», шипы вонзались все глубже, образовывая глубокие раны: вся голова от лба до затылка покрыта ручейками запекшейся крови. Свидетельство плащаницы о наличии повязки, которой удерживалась на голове вся масса сплетенных в виде шапочки шипов, делает допустимым и тот тростниковый ободок, который почитается в Соборе Парижской Богоматери.

Проводя осмотр далее замечаем, что на теле много следов от ударов и увечий. Плечи приподняты. Грудь имеет такую форму, как у людей умирающих от удушья. Левая рука лежит на правой. На руке в области запястья большое пятно от раны. Ясно видны четыре пальца этой руки. Бедра видны отчетливо с ясным очертанием мускулов. Раны на ногах того же типа, что и на руках

Сзади ясно отпечатались голова и спина, особенно область таза. Ноги видны почти до колен, затем — перерыв; видны икры и снова перерыв над сухожилием Ахиллеса. Ступни опущены и ярко очерчены пятки. Тело отпечаталось в пропорциях абсолютно верных и на плащанице полностью обнажено.

По оценкам медиков рост Того, Кто изображен на ткани составляет 175-180 см, вес примерно 75-85 кг, и ориентировочный возраст от 30 до 45 лет. Почему же даны столь приблизительные оценки? Дело в том, что пытаясь реконструировать положение в Гробнице, ученые пришли к выводу, что Усопший был положен на спину, ноги были согнуты в коленях так, что бедро составляло с горизонтом угол примерно в 30 градусов, а голова покоилась на высокой каменной подушке.

При таком положении тела не представляется возможным определить рост совершенно точно, а вес в свою очередь вычисляется на основании приблизительного объема тела. Что до возраста, то его определяют еще более приблизительным образом на основании закономерностей возрастных изменений в облике человека в течении жизни.

Теперь сравним полученные результаты с научными достижениями археологии античности. Мы уже говорили, что рост Отпечатавшегося на плащанице оценивается от 175 до 180 см. При раскопках близ Иерусалима кладбища I века средний рост погребенных взрослых мужчин оценивается по костям в 178 см. Следовательно судя по росту — Тот Кто был положен на плащаницу запечатлелся на ней в I веке н. э. Кроме того положение Тела на плащанице, о котором мы уже говорили выше, полностью соответствует положению костей в некоторых раскопанных погребениях секты Ессеев в Кумране, кладбище которых датируется 200 г. до н. э. — 70 г. н. э. Но при всем сходстве, мы должны обратить наше внимание на одно принципиальное различие. В Кумране мы имеем дело с костями первого века, и следовательно с мертвецами, а при изучении Туринской плащаницы мы имеем дело с уникальными явленными нерукотворными отпечатками! Загляните пожалуйста в Святое Евангелие и скажите, при каком Событии первого века, имеющем непреходящее значение для всего человечества, могли появиться эти отпечатки?

Бичевание, несение креста и распятие

Специалисты признают, что раны на теле, потоки и пятна крови анатомически безупречны. Судебные эксперты пишут, что «каждая рана была нанесена самым настоящим образом и соответствует тому типу орудия, которым ее наносили. Каждая рана кровоточила так, как это обычно бывает при таком ранении. Потоки крови истекали в полном соответствии с законами гравитации.» Пятна крови совершенно натуральные, с концентрацией красных частиц по краям сгустков свернувшейся крови и крошечной областью сукровицы внутри сгустков.

На это страшно смотреть, но от плеч до ног по всему телу находятся многочисленные травматические повреждения, сделанные объектом типа кнута с тяжелыми гирьками или шариками на концах. В центре удара раны темнее, потому что там раны были глубже и крови было больше. По краям пятна светлее, — там была сукровица, которая текла долго, потому что раны раздражались одеждой и медленно сохли. Этими ранами усеяна вся спина, поясница и ниже

Тело просто испещрено многочисленными следами ранений от жестокого бичевания, оцениваемого примерно от 60 до 120 ударов плетью с 2 или 3 хвостами, в конец каждой из которых был вплетен металлический гвоздь с большой шляпкой, гирька или шарик. Каждый ушиб с рваной раной имеет длину приблизительно 3,7 см. Расположены они с обоих сторон тела от плеч до икр ног. Всего на плащанице запечатлелось не менее 98 отпечатков следов ранений от этих ударов плетью. Удары были нанесены с большой силой по всему телу, от плеч до ног, за исключением области сердца, потому что удары в этой области могут быть смертельны.

Бичи, которыми пользовались для бичевания носят название «флагрум». Они делались из двух, трех или одного ремня затвердевшей кожи с металлическими гирями на концах. На плащанице видны следы 59 ударов бича с тремя концами, 18 — с двумя концами и 21 — с одним концом; из чего можно заключить, что палачи совершали избиение тремя типами бичей, а расположение ударов показывает, что их было двое. При ближайшем рассмотрении следы от ударов имеют вид «закрытых колокольчиков». Точно такие же кровоподтеки появились бы на теле истязуемого, если бы начали использовать для этой цели древнейшие бичи, найденные при раскопках Геркуланума. Эти бичи имеют на концах два свинцовых шарика, и кожа между ними получила бы точно такие контузии, какие мы находим в отпечатках на плащанице.

Раны на спине разделяются на две категории. Одни, более многочисленные, отметились наискось и сверху вниз, углом слева направо, будучи наносимы слева стоящим истязателем. Другие были наносимы в обратном направлении палачом, стоящим направо и позади осужденного. На предплечье раны особенно разительны, т.к. они лежат горизонтально на скрещенных спереди руках. Это именно то положение, в котором маленькие и тяжелые гирьки падали на высоко поднятые над головой руки, привязанные по римскому обыкновению к столбу. На этом основании мы утверждаем, что Осужденного избивали два палача, один из которых был более низкого роста, чем другой. Оба стояли сначала позади, потом впереди Жертвы и орудовали плетью окружным движением с плеча.

Поверх повреждений от телесного истязания добавлена широкая отметина от тяжелой перекладины несомой на правом плече к месту казни. Такое же дважды раненое место имеется на нижней части левой лопатки.

На обоих коленях имеются ушибы, а на левой коленной чашечке порез от повторных падений в то время когда истязуемого вели на казнь. Эти ранения связаны между собой. Когда Тот, Кто изнемогал под тяжелой балкой спотыкался и падал на колено, тогда перекладина неизбежно сильно травмировала нижнюю часть левой лопатки.

Выше изображено падение под тяжестью креста, разбитое колено, ушибы, и травмирование ноги веревкой, которой связывали ведомых на казнь. Эти данные получены при изучении Туринской плащаницы.

«Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш! Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря. Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский» (Ин. 19, 14-19).

Что же говорит о этом Туринская плащаница? На левой руке рана и большой сгусток крови (правой руки не видно, на ней лежала левая). Оба запястья темные, т.к. обильно орошены кровью от сквозных ран. Рана от гвоздя видна только на левой руке, покрывающей правую. Отпечаток раны квадратный, размер ее — 8 кв. мм, и он точно соответствует размерам гвоздя, хранящегося в церкви Св. Креста, который был подарен равноапостольной царицей Еленой после того, как в 326 г. ею был обретен Крест Господень. Кровь из ран от гвоздей стекала по рукам по направлению к локтям.

Гвоздь был вбит не посредине ладони, как принято изображать, но выше, в центре запястья, между костей,  при этом был задет нерв, поэтому большой палец непроизвольно подогнулся к центру ладони. Раны на ногах видны обе. Очертания их очень четкие, т.к. кровь запеклась задолго до прикосновения полотна.

В одном месте края кровавого пятна зубчатые, т.е. жидкость разошлась по ниткам полотна обильнее; на этом месте пятно светлее. Это пятно от сукровицы (серум), которая вытекла из раны при снятии тела: обсохшая рана была потревожена освобождением от гвоздя.

Да, как это не удивительно но в потоках крови на запястьях и ступнях ног видны раны от гвоздей. И на плащанице руки пробиты не в ладонях, как это традиционно изображается, а в запястьях. Французский хирург Barbet, проводя опыты над только что ампутированными руками, убедительно показал, что гвоздь вбитый в области прохода Destot между костями запястья, позволяет длительное время удерживать на кресте вес тела соответствующий по анатомическим данным руке, а при пробивании ладони, гвоздь разрывает ее, и тело неминуемо падает. Кроме того, при пробивании запястья, гвоздь задевает серединный нерв руки и большой палец самопроизвольно подгибается под ладонь. Это мы наблюдаем на плащанице, ясно видя на скрещенных внизу руках только четыре пальца. Большой палец прижат к ладони, что является следствием повреждения центрального нерва, проходящего через запястье.

Кровь из ран от гвоздей течет от запястий вниз по предплечьям приблизительно под двумя углами 55° и 65° к оси руки, что позволяет восстановить страшную картину мучения. Отдельные потоки крови из левого запястья прерываются и поворачивают по длине руки на различных расстояниях от гвоздя, потому что Страдалец, чтобы дышать, подтягивался то на одной то на другой пробитой руке.

Предполагают, что правая ступня непосредственно опиралась на столб креста, левая нога была согнута в колене, а ее ступня повернута так, чтобы опираться на верхнюю часть правой стопы. Вверху правой, плотно прижатой к бревну стопы заколочен квадратный гвоздь с большой шляпкой. Второй гвоздь пронзает повернутую левую ступню, прижимая ее пальцы к правой.

Ясно видно различие между пятнами крови, вытекшей из ран еще живого Страдальца, например на лбу, где отпечаталось ее извилистое течение; и кровью из бока, вытекшей струей из тела, после Его кончины, а так же из ног при снятии с креста и выдергивании гвоздей. Кровь, вытекшая из-за вытаскивания гвоздей из ран в запястьях и ногах после смерти, истекла уже с выделением сукровицы.

Между пятым и шестым ребрами с правой стороны на теле имеется овальный прокол приблизительно 4,4 X 1,1 см, причиненный острым колющим предметом. Кровь сначала текла вниз из этой раны, а затем в обратном направлении в тот момент, когда тело перемещали в горизонтальное положение. Все авторитетные ученые согласны с тем, что рана была нанесена уже после смерти, исходя из того, что вытекло небольшое количество вязкой свертывающейся крови, и произошло разделение сгустков крови и сукровицы. Сгустки крови смешаны с потоком околосердечной воды из перикардия.

Как ни удивительно, но свидетельство плащаницы о стороне тела, в которую римские воины наносили обычно удар копьем совершенно верно. В Комментариях Юлия Цезаря слова «открытая сторона», всегда означает правую сторону тела, как сторону, не защищенную щитом. Легионеры специально тренировались наносить смертельные ранения в сердце именно с этой стороны, где сердце оставалось без прикрытия. Струя крови от ранения копьем, очень обильная, имеет идеально натуральное очертание, и дала ясный отпечаток на плащанице. Подробное исследование этой области показывает различие в интенсивности окраски пятна из-за присутствия двух типов жидкостей: крови и околосердечной воды. Кровь истекала вниз без разбрызгивания, как бы она истекала из артерии живого Человека, что говорит о том, что рана была произведена после смерти и кровь вместе с околосердечной водой истекали из тела уже Умершего.

Что еше наносит удар страдания в наше сердце? Грудь сильно раздута, живот плоский, правая и левая руки скрещены в области ниже живота. В центре правой ступни имеется прокол насквозь. Отпечаток левой ступни менее ясен. В области запястья характерный квадратного сечения прокол из которого по рукам стекали под различными углами ручейки крови. Анализ тех углов под которыми кровь стекала из ран в области запястья говорит нам о том, что руки должны были находиться поднятыми вверх и в стороны примерно под углом в 65 градусов относительно горизонтали.

Поверх повреждений от телесного истязания находится широкая отметина от давления на затылочную часть плоской поверхности пересечения перекладин. Кроме того в области плеч справа и слева имеются повреждения от трения поверхности кожи по балке, брусу или перекладине. В то время, когда Истязуемый, чтобы вздохнуть, вынужден был распрямлять согнутые ноги с опорой на гвозди, и подтягиваться то на одной то на другой руке, тогда же, и в результате этого, затылочная часть ударялась в пересечение перекладин креста.

Медицина утверждает, что положение чрезмерно расширенной грудной клетки, и положение мускулов бедра не противоречит медленной смерти через распятие, при которой Жертва должна опираться на пробитые ноги, и приподниматься, чтобы сделать каждый вздох. Выдвигались две теории смерти на кресте: удушье из-за судорог мышц и как следствие неспособность приподняться, чтобы вздохнуть Barbet , Hynek и Bucklin ; или остановка сердца из-за резкого снижения кровяного давления Moedder и Willis .

Таким образом, положение типа распятия на кресте было бы наиболее вероятно для объяснения совокупности всех этих результатов. Тот, Кто отпечатался на ткани плащаницы был приговорен к смерти, после вынесения приговора подвергнут жесточайшему бичеванию, и приговор был приведен в исполнение с помощью распятия на кресте. После смерти Распятого, в Его тело нанесли удар копьем, сняли с креста и погребли в той самой плащанице, которая подвергается ныне столь подробному изучению.

Этот способ умерщвления может быть классифицирован как судебное убийство. Напоминаем Вам, что это вывод беспристрастных ученых на основании изучения отпечатков на Туринской плащанице, который намного подробнее отчета префекта Иудеи Понтия Пилата императору Римской империи Тиберию по поводу вынесенного им приговора!

Как Тело отделилось от поверхности полотна?

Есть еще одно обстоятельство, которое представляет собой изрядную головоломку для медиков в течении последних пятидесяти лет. Невозможно объяснить — как Тело отделилось от ткани плащаницы. Мы знаем, что Тело отделилось от полотна необычным, исключительно своеобразным, единственным в своем роде способом при котором сгустки свернувшейся крови полностью в неповрежденном виде остались на поверхности ткани, в то время когда, обычно, часть присохших сгустков крови при отделении остается на коже.

Причем Туринская плащаница свидетельствует, что она соприкасалась с Телом не меньше 30 часов, но и не больше сорока. Почему именно так? Потому что в теле усопшего в первые 30 — 40 часов после кончины проходят через кожу определенные выделения. На плащанице такие выделения отложились и были констатированы медиками. Эти выделения во многих местах растворили прежде образовавшиеся отпечатки крови, и просочились сквозь них, что дает нам еще одно доказательство — кровь перешла от ран на полотно гораздо раньше. Например, в сгустках на затылке просочилось огромное количество капелек. И при ближайшем рассмотрении видна начальная, жемчужно-образная капля, вокруг которой ореолами произошло растворение окружающей крови. В результате получается, что капля окружена ореолами сукровицы и крови.

Самое же поразительное для медиков то, что менее чем через 40 часов эти выделения внезапно полностью прекратились. Это абсолютно достоверный факт, потому что в противном случае, к сороковому часу соприкосновения, все отпечатки крови стушевались бы до неузнаваемости.

Настоящее вызывает глубокое удивление, но на Туринской плащанице следы крови остались нетронутыми. Один из наиболее убедительных тому примеров — это подтек на лбу, причиной которого, несомненно, стал шип. Подтек крови имеет форму перевернутой цифры «3″, и он остался нетронут самым необъяснимым образом, хотя находился в контакте с тканью более 30 часов.

Медики задают вопросы, на которые не находится ответа. Как стало возможно, что в течении значительного времени два крошечных подтека на тыльной стороне левой руки, два пятна на кистях, большая прядь волос, кровавые пятнышки на бровях, волосах остались нетронутыми, не подверглись и малейшей деформации?

Как объяснить, что отпечатки Тела со спины изображения, не сплющены? О этом нам свидетельствуют пятна в затылочной части головы, кровь вокруг зоны солнечного сплетения — два подтека, которые пересекаются на спине в зоне пояса и многое другое. Принимая во внимание посмертное окоченение, которое зафиксировали мышцы, положенное на спину Тело, должно давить своим весом на постеленное под ним покрывало. Следовательно, мы должны обнаружить отличие отпечатка со спины по сравнению с отпечатком лицевой стороны. Однако, различные спинные мускулы в отображении на ткани не оказываются сплющенными, причем рельефное отображение спинной и лицевой части единообразно. Как понять это единообразие отпечатков как в верхней, так и в нижней части ткани? Как объяснить, что следы крови предстают нетронутыми?

Некоторые ученые приходят к выводу, что в момент отделения от полотна Тело вовсе не имело веса!

Продолжение научных исследований

Печальные новости разносятся быстро — радостные медлительно. Предположения о средневековом происхождении Туринской плащаницы публиковались с завидными упорством и постоянством, тогда как весьма шаткие основания для этой гипотезы обсуждались только в узком кругу. Наверное мало кому известно, что результаты радиоуглеродного датирования, выполненные в 1988 г. и опубликованные на следующий год P.E. Damon, были аннулированы уже в 1990 г. Мы достаточно подробно говорили, что при анализе десятилетней давности не учли смещение процентного соотношения изотопов углерода от пожара 1532 г., и присутствие на ткани продолжающих жизнедеятельность микроскопических грибов и колоний бактерий. На сегодняшний день пересчитанный радиоуглеродный возраст Туринской плащаницы вплотную приблизился к первому веку нашей эры. Работы последних лет Emanuela Marinelli , Gino Moretto , а так же достижения прошлого десятилетия неутомимых Eric Jumper , Alan Adler , John Jackson и других в попытках раскрыть и расшифровать скрытые особенности изображения на плащанице доказали — вероятность гипотетической попытки какого либо мастера изготовить изображение искусственным путем стремится к нулю. Но как тогда объяснить нерукотворность отпечатков?

Загадка древнего полотна притягательна. Спустя сто лет после того как Secondo Pia сделал первую черно-белую фотографию с плащаницы, исследователи заново сняли первое цветное, с очень высокой степенью разрешения, изображение всей поверхности ткани в цифровом виде. Зачем такое дорогостоящее дело, спросите Вы? Осталось слишком много вопросов на которые не найден ответ.

Точная копия цветного изображения с Туринской плащаницы, полученная специальной цифровой видеокамерой с очень высокой степенью разрешения, даст нам обширную базу данных для будущего подробного анализа механизма формирования изображения на ткани. Ранее круг лиц, которые имели доступ к плащанице был очень ограничен. Теперь все ученые, желающие проводить анализ изображения, могут это сделать не прикасаясь к уникальному древнейшему полотну. С помощью компьютерной техники можно детально анализировать каждый миллиметр отпечатков. Кроме того цветное, с очень высокой степенью разрешения, изображение всей поверхности ткани в цифровом виде, позволит провести в каждом пикселе изображения количественный анализ величины того неизвестного науке воздействия, которое вызвало появление этих отпечатков на ткани.

Мы уже говорили, что Jackson и Jumper показали — только поверхность волосков на волокнах ткани изменяет цвет, что собственно говоря и образует изображение. Они вычисляли время, необходимое для того, чтобы, к примеру, электромагнитный источник мог вызвать подобное воздействие. Но по их расчетам это примерно несколько сотых долей секунды, то есть время, которое представляет непреодолимые технические трудности для гипотетического мастера, пробующего сфабриковать отображение на плащанице.

Перед нами самый сильный довод в пользу подлинности Туринской плащаницы. Ведь Джексон и Беляков предполагают возможность наличия лучевого источника внутри самого Тела и на Его поверхности. Несколько ранее мы обсуждали гипотезы, связанные с таким предположением. Но перед нами пока только догадки. Более подробно лучевые характеристики этого неизвестного воздействия могут быть проанализированы за счет математической обработки цветовых оттенков изображения, снятого в цифровом виде. Количественный анализ даст большое количество сведений относительно лучевых характеристик этого воздействия, например, соотношение между величиной испускаемой лучевой энергии и массой человеческого тела в соответствующих по анатомии областях.

Загадка неизвестного воздействия, вызвавшего появление необыкновенно подробных отпечатков на ткани, продолжает волновать умы ученых. Мы видим глазами свет в очень узком диапазоне, и множество деталей, отпечатавшихся на плащанице в более широком спектре, остаются пока неизведанными. Поэтому новые исследования в цвете с высокой разрешающей способностью проведены не только в области видимого спектра, но и в областях инфракрасного и ультрафиолетового излучения. Что нам это даст? Очень многое! В наиболее простом, случае анализ свечения ткани в инфракрасном свете позволит произвести более точное датирование возраста полотна. Свечение пятен крови и сукровицы в ультрафиолетовом спектре поможет детальному изучению их неизведанных свойств. А если повезет, то перед изумленными взорами мужей науки могут предстать такие дополнительные детали, которые нельзя увидеть при обычном освещении, но которые раскроют перед нами все новые и новые удивительные тайны.

Среди загадок Туринской плащаницы наибольшее внимание привлекает объемность изображения в отпечатках на ней. Хотя Джон Джексон сделал очень много, он использовал для своего анализа гигантские черно-белые снимки, на которых смена интенсивности окраски золотисто-желтого изображения на плащанице передавалась оттенками серого цвета. А это, согласитесь, не одно и то же. Почему же он так действовал? Просто к 1977 г. в распоряжении ученого не было такой аппаратуры, которая есть сейчас. В настоящее время, вооружившись новыми инструментами, энтузиасты своего дела продолжают работы по более полному воссозданию объемного изображения с плащаницы. Для этого в 1998 г. со всей поверхности ткани снято не одно, а несколько цветных изображений в цифровом виде, и каждый раз с большей степенью разрешающей способности. Максимальная величина разрешающей способности отснятого изображения составляет 3000 x 2000 пикселей (точек) на дюйм при 36 битной цветной разрешающей способности.

Эти данные позволят ученым попытаться получить более строгую функциональную зависимость интенсивности потемнения от расстояния между плащаницей и Телом, чем та, которую получил Джексон. Не подумайте, что на этом пути нет скрытых подводных камней! Есть, и еще какие! Мы можем достоверно точно и в мельчайших подробностях определить интенсивность золотисто-желтого потемнения плащаницы в каждом квадратике изображения размером 0,0085 X 0,0127 мм. Но при определении точного расстояния от плащаницы до Тела мы вполне можем впасть в две ошибки. Во первых, мы не знаем истинного первоначального положения плащаницы на Теле, а следуем в своих выводах тому расположению, которое получено при моделировании на теле человека с подобными пропорциями. Во вторых, мы не знаем точно самой формы Тела, положенного в плащаницу. Появляется некая неопределенность, и ученые хотят определить ее величину. Для этого нам следует выделить те точки на плащанице, для которых расстояние до Тела при любом положении ткани плащаницы является строго определенным. А для других точек следует измерить величину неопределенности расстояния между тканью плащаницы и Телом. После проведения этих работ, мы получим более строгую функциональную зависимость интенсивности потемнения от расстояния между Плащаницей и телом с учетом всех неопределенностей.

А тогда путем математического моделирования, исследователи из России под руководством Александра Белякова, попытаются получить гипотетический образ от всего Тела. При исследованиях прошлых лет интенсивность потемнения ткани плащаницы замеряли непосредственно с полотна. В ближайшее время степень потемнения в каждой точке образа на плащанице рассчитают по полученной выше формуле более строгой функциональной зависимости. Но будет одна особенность. Ткань, положенная на тело принимает сложную кривую поверхность. Исследователи из России предполагают, что Тело прошло сквозь ткань не только вертикально вверх, но и во все стороны. Поэтому за расстояние от плащаницы до Тела примут не вертикальную проекцию от точки на Теле к точке на плащанице, а ближайшее расстояние от точки на Теле к точке на плащанице. При этом не будет делаться предположение, как это делает Джон Джексон, что вертикальное направление выделено особо. Результат этой работы может быть потрясающим. Полученный в результате математической реконструкции гипотетический образ, должен в пределах ошибок совпадать с образом на Плащанице. Эта задача, по своей сути, является обратной задаче по восстановлению объемного образа Тела, исходя из данных о отпечатках на Туринской Плащанице, которую выполнил в свое время Джексон. Напомним, что Джон Джексон по изображению на плащанице восстановил предполагаемый объемный портрет, Того, Кто запечатлелся на ткани. Если намеченные работы пройдут успешно, то Александр Беляков на основании математической реконструкции предполагаемого объемного облика получит вероятные плоские отпечатки на ткани. Сравнивая полученные с помощью компьютера отпечатки, с реально существующими на Туринской плащанице, можно методом последовательных приближений получить в высшей степени точный объемный облик Того, Кто оставил отпечатки на полотне.

Рассказывая о гипотезе «огненного тела» мы подробно говорили, что вид функциональной зависимости потемнения от расстояния между плащаницей и Телом определятся спектральным составом излучения. Вы уже, наверное, помните, что спектр излучения какого-либо источника состоит из множества энергий с различной длиной волны. Мягкое излучение с большой длиной волны, сильнее поглощается в воздухе и далеко не распространяется. Жесткое излучение, с короткой длиной волны, напротив, поглощается слабее и воздействует на ткань на большом расстоянии. Таким образом, по точной функциональной зависимости потемнения от расстояния, мы можем судить о полном спектре энергии излучения и замерять его.

Впрочем есть одна принципиальная трудность. Читатель должен ясно отдавать себе отчет — само воздействие, опалившее ткань плащаницы, для нас остается неизвестным. Но можно попытаться выяснить величину энергии этого воздействия и его спектр, по химическим и ядерным изменениям, которые произошли в полотне. Для этого ученые продолжат исследования воздействия широкого спектра излучения на ткань в большом диапазоне энергий, от жесткого ультрафиолета до рентгена и гамма излучения.

Мы уже говорили, что целлюлоза волокон полотна плащаницы имеет довольно сложную структуру, которая зависит не только от места, где вырос лен, но и от возраста самой ткани. Облучая льняную ткань в модельных опытах, можно попробовать исследовать изменение структуры целлюлозы по сечению ткани в зависимости от расстояния источника излучения до поверхности ткани. Результатом таких исследований станут тесты, с помощью которых ученые смогут по структуре целлюлозы в ткани определять величину и спектр энергии, которой облучали ткань. Эти тесты необходимо разработать таким образом, чтобы их можно было применить для исследования Туринской плащаницы.

Для специалистов потребуются месяцы кропотливого труда, чтобы определить различие в структуре целлюлозы по всей площади поверхности плащаницы. Но когда этот процесс будет завершен, тогда на основании предложенных выше опытов, мы сможем вплотную подойти к тому загадочному спектру излучения, которое произвело отпечатки на Туринской плащанице.

Мы уже останавливались на работах Kitty Little — физика-ядерщика из Великобритании, которую заинтересовала соломенно-желтая окраска поверхности волоконцев на Туринской плащанице. Обсуждению ее гипотезы появления отпечатков на плащанице был посвящен целый раздел. Но к настоящему времени есть настойчивая потребность изучить оптический отклик ткани не только при излучении от ядерного распада. Перед нами стоит задача исследований в гораздо более широком и мощном спектре излучений. Проще говоря — надо найти связь между оттенками соломенно-желтой окраски волокон и видом широкого спектра электромагнитных и ядерных излучений.

Для вопроса датирования полотна плащаницы по радиоуглероду чрезвычайно важным является следующее обстоятельство. В результате воздействия излучения на ткань, последняя, в разных местах поверхности может иметь существенно отличную химическую активность. То есть, упоминаемый нами ранее процесс присоединения, замещения углерода и углеродных групп как с течением времени так и в условиях пожара 1532 г., в различных местах полотна происходил неодинаково. Но образцы для анализа можно вырезать только в строго определенном месте! Поэтому для точного определения возраста Туринской плащаницы, необходимо подробно исследовать химическую активность по всей поверхности таким образом измененной ткани.

В 1997 году доктор Август Асетта, основатель и руководитель Центра по изучению Туринской плащаницы в Южной Калифорнии, собрал под свои знамена группу исследователей — физика-ядерщика по проблеме элементарных частиц, судебного медэксперта, и инженера-аналитика изображений. Он собрался искать связь между ядерной медициной, и «радиоизотопными изображениями» на плащанице… Доктор Асетта исходил из следующего — если Тело Само явило изображение на плащанице, то естественным, а в данном случае необычным источником энергии для его формирования могла служить межмолекулярная или межатомная энергия связи, выпущенная Им при «молниеносном преображении»! Самый близкий к этому современный инструмент исследования — ядерная медицина… Начало положено! Участники даллаской конференции 1998 г. потрясены сообщением… В материале, озаглавленном «Эксперименты с радиацией, как с возможным механизмом получения Изображения» Августа Асетта описал героический опыт! Он ввел себе вещество с радиоактивным метиленом, а затем, при помощи гамма камеры, изучал исходящую радиацию! Пойдя на смелый опыт, Август повторил несколько свойств имеющихся на Туринском полотне — контурное оттенение плотности обрисовки, смягчение ткани, выравнивание изображения по вертикали с обеих сторон, и получение образа неконтактным способом… Но полноты всей уникальности отпечатков на плащанице он не обрел, и не мог обрести! Речь не шла о восстании из мертвых! Никто не силился претворить естество!

Остановимся! Только перечень работ, намечаемых для продолжения исследований Туринской плащаницы поражает объемностью и сложностью поставленных задач. Но это и немудрено. Перед нами не просто древний отрез льняной ткани — перед нами полотно, которое хранит в себе Великую тайну.

Некоторые итоги

Последующие времена дадут много новых и потрясающих открытий. К настоящему времени уже совершенно ясно, что Туринская плащаница — не просто древнейшее полотно. Не забывайте — перед нами льняная ткань, второй которой нет и не может быть в этом мире. Но жизнь течет, и все материальные объекты со временем разрушаются. Это неизбежно. Поэтому нам важно наилучшим образом сохранить льняное полотно плащаницы. Задача эта очень не простая, потому что необходимо сохранить от неблагоприятных внешних воздействий как саму основу ткани так и изображения на ней. Наиболее трудным вопросом при сохранении Туринской плащаницы является — невозможность точно указать все параметры того, что конкретно требуется сохранить. Пока мы точно знаем, что изображение на плащанице появилось в результате удивительного процесса, который вызвал дегидратацию целлюлозы ворсинок на поверхности льняной ткани, и что пятна крови действительно перешли с окровавленного Тела, Которое покрывала эта плащаница. Но все таки, что нам известно совершенно достоверно? Попробуем вкратце перечислить.

Отпечатки на ткани, в первом приближении, являются подобием фотографического негатива.

Воздействие, опалившее плащаницу исходило в строго определенном направлении.

Изображение на ткани находится только в тех местах, где расстояние от Тела до поверхности полотна не превышает 3,5 — 4 см.

Степень интенсивности потемнения поверхности ткани (соломенно — желтый оттенок) обратно пропорциональна расстоянию между полотном и поверхностью Тела. В результате такой особенности, было восстановлено трехмерное объемное изображение Тела с плащаницы.

Неизвестное воздействие, исходившее от Тела, в спектре своего излучения имело и рентгеновский диапазон, поскольку в изображении видна скелетная структура рук, лица и некоторые другие отпечатки.

При сильном увеличении видно, что изображение составлено из множества микроскопических областей потемнения волоконцев льна с резко очерченными границами. В областях с большей интенсивностью цвета (более темных) просто потемнело большее количество практически одинаковых по цвету волосков. Изображение подобно мозаике, составленной из участков потемнения волосков по четким границам размером 15-20 микрон шириной и 50-500 микрон длиной.

Но открытых вопросов гораздо больше. В настоящее время Туринскую плащаницу поместили в постоянный контейнер, сделанный из камня и стекла, который имеет собственное внутреннее освещение. Подобная конструкция даст возможность сохранять плащаницу в плоском, развернутом состоянии, а при необходимости освещать ее для целей наблюдения. Чтобы исключить возможность повреждений, ее больше никогда не будут свертывать. Контейнер включает в себя все системы безопасности, в том числе и против любой формы микробиологических заражений. В случае опасности (в том числе и при пожаре) сработает специальная автоматическая система, и можно будет легко и просто удалить ткань. Стоимость этого специального контейнера оценивается в 1 миллиард лир. Но разве дело в деньгах? Туринская плащаница — бесценна.

Мы подходим к окончанию повествования. Путь был долгим, и требовал много внимания и усердия. По завершении нашего продолжительного и нелегкого труда следовало бы, по правилам, сделать пространные выводы. Но зачем повторятся! Мы достаточно долго пробирались сквозь сложнейшие вопросы, связанные с изучением Туринской плащаницы, чтобы снова, еще раз делать только естественнонаучные выводы. Сейчас время сказать о следующем.

Весьма ограниченная в своих возможностях наука прикоснулась к тому предмету, который она может частично изучить, немного описать, но никогда не сможет до конца понять и выразить. Для этого у нее нет соответствующих средств, потому что то, что связано с Туринской плащаницей, имеет не только материальную сторону, о которой мы все это время говорили, но и глубоко духовную. Эта духовная сторона — Воскресение Христово!

Другие записи

Подписаться на ленту новостей RSS 2.0. Коментарии и пинги закрыты.