Версия для печати
Среда, октября 26, 2016 | Автор:

В чем суть веры Христианской

Очень часто неверующие люди, как впрочем, и верующие, не принадлежащие к Православной Церкви, обвиняют православных христиан в маловерии и неискренности. Суть этих обвинений сводится к следующему: мол, если вы христиане, то и жить должны в полной святости (т.е. абсолютно безгрешно), а если так не живете и так не жили никогда, то и вера ваша неистинная.

К сожалению, нужно признать, что не все православные христиане могут дать достойный ответ на эти обвинения, хотя сделать это должен уметь каждый православный христианин: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петр. 3:15).

Увы, некоторые православные не могут четко объяснить почему они стали христианами, а не мусульманами, например? Для того, чтобы ответить на подобные обвинения, христианину необходимо знать СУТЬ христианской веры и то, чем эта вера отличается от верований, философских и религиозных систем.

А отличается она многим:

Христианство – это больше, чем добрые дела и хорошее поведение (хотя и это составляет жизнь христианина).

Христианство – это не свод правил и обрядов.

Христианство – это не философское и морально-нравственное учение (хотя и оно есть в христианстве).

Христианство – это жизнь во Христе!

Так что же такое жизнь во Христе?

Большинство существующих в мире философских и религиозных систем строят свое учение на том основании, что человек, по их мнению, является абсолютно нормальным существом и его предназначение в том, чтобы духовно и нравственно совершенствоваться вплоть до перехода в вечность (т.е. до самой смерти).

Христианство видит это по-другому: в христианской антропологии (т.е. учении о человеке) утверждается тот факт, что человек в нынешнем его состоянии есть существо ненормальное, поврежденное, глубоко больное. И это не просто теоретическая предпосылка, а самая банальная реальность, открывающаяся любому человеку, который находит в себе мужество беспристрастно посмотреть на состояние окружающего его общества и на самого себя.

Сделав это, нам открывается парадоксальная картина: человек, являясь разумным существом и, следовательно, прекрасно осознавая, что ему нужно делать для достижения счастья и гармонии, делает все наоборот. Вместо того, чтобы жить в мире, любви и согласии, люди (на протяжении всей истории) воюют, совершают преступления, ненавидят друг друга и т.д. Вся история человечества – это история войн и страданий! Да и в мирной жизни, в любой области социальной деятельности человека, мы наблюдаем только одно: лицемерие и стремление к обогащению любыми средствами, в том числе и криминальными.

Говоря о внутренней жизни большинства людей, открывается картина не менее печальная: тяга к развлечениям (пьянство, разврат, азартные игры), приводящая и к трагическому концу.

Но, может быть, все в порядке в среде людей, стремящихся к благочестивой жизни и отстраняющихся от дурных привычек? Увы, большинство из них не умеет жить в мире и согласии даже со своими родными: детьми, родителями, супругами. В семьях не стихают скандалы, бесконечно выясняются отношения. Да и настоящих друзей редко кто имеет.

Так в чем же причина того, что люди не умеют жить в любви и согласии друг с другом? Может быть, все это вызвано какими-либо негативными внешними факторами, а сами люди нормальны и чисты духовно?

Боюсь, что и это не так. Любой человек, который внимательно всмотрится в себя, увидит в глубине своей души гордыню (т.е. мнение о том, что он умнейший и достойнейший из людей), тщеславие (желание быть на виду и желание восхищения собой, причем, чаще всего, совершенно незаслуженно), зависть, похоть, гнев и раздражительность по малейшим пустякам и т.д. И это всего лишь небольшая часть человеческих пороков и страстей.

В силу этих и многих других причин христианство утверждает: человек глубоко НЕНОРМАЛЕН, но Бог сотворил человека другим.

Человек был создан совершенным, полноценным, с бесконечной возможностью развития. Согласно христианскому вероучению, человек – это семя того совершенства, к которому он предназначен: «Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). Однако, видя себя в славе, видя себя познающим, видя себя преисполненным всех совершенств, человек допустил мысль о том, что он обладает Божественным знанием и что Бог ему уже не нужен. Эта мысль исключила человека из области Божественного присутствия! И существо человека извратилось: телесно он стал смертен, а душевно подчинил свою волю низменным порокам. Жизнь человека преисполнилась страданиями.

Как ни странно, но губят человека и причиняют ему страдания (даже мирские, т.е. страстные, мнимые) УДОВОЛЬСТВИЯ! Христианство предупреждает, что преходящие, т.е. рано или поздно заканчивающиеся, удовольствия есть страдания. Мы страдаем от жажды удовольствия (когда ждем его), страдаем в процессе (ибо удовольствие неуловимо и может сорваться в любой момент), страдаем после (жалеем о том, что оно прошло) и т.д.

И даже если человек сумел обмануть себя и убедить в том, что он таки получает удовольствие от жизни, все равно смерть все расставит на свои места!

Итак, христианство говорит нам о том, что человек ненормален и что, увы, он не может своими силами исправить эту ненормальность.

Человек не может преодолеть смертность и страстность – причины страданий человека. А не можем мы этого сделать, потому что повреждение наше является повреждением ОНТОЛОГИЧЕСКИМ (т.е. на самом глубоком уровне). Поэтому человека нельзя исцелить полумерами: повысить его морально-этический уровень или устроить справедливую государственную систему!

Чтобы исцелить человека, его нужно фактически воссоздать заново!!! Но самому человеку это не под силу! Ибо воссоздать свое творение может только Творец!

Итак, только тогда, когда человек понимает всю глубину своего повреждения, своего падения, своей ненормальности и то, что эту ненормальность он не сможет исправить собственными силами, только тогда человек начинает испытывать нужду во Спасителе, т.е. только при этих условиях человек может обратиться всем своим существом к Богу!

Любая другая вера в Бога ничего не дает человеку! Простое рассудочное знание о том, что Бог есть, ничем не отличается от неверия, т.к. сам человек от этого принципиально ничего не приобретает.

Более того, рассудочное знание о Боге может возродить в человеке ненависть ко Творцу: зачем же Бог так несправедлив со мной? Именно такой верой и является вера бесовская: «И бесы веруют и трепещут» (Ик. 2:19). Но в этой вере своей они остаются бесами – существами, ненавидящими Бога.

Только реальное познание человеком своего падения, своей ненормальности способно обратить человеческий взор к Богу.

Свт. Игнатий Брянчанинов писал: «Начало обращения ко Христу заключается в познании своей греховности, своего падения; от такого взгляда на себя человек признает нужду во Спасителе и приступает ко Христу посредством смирения, веры и покаяния»; «Не знающий своей греховности, своего падения, своей погибели не может принять Христа, не может уверовать во Христа, не может быть христианином. К чему Христос тому, кто сам и разумен, и добродетелен, кто удовлетворен собой, кто признает себя достойным всех наград земных и небесных?».

Следует обратить внимание на несоответствие приведенных слов общепринятому богословскому тезису о вере как начальном условии принятия Христа. Святитель как бы подчеркивает, что «начало обращения ко Христу» не в рассудочной вере в то, что Христос пришел, пострадал и воскрес, а что сама вера рождается из познания «своей греховности, своего падения», ибо «не сознающий своей греховности… не может уверовать во Христа».

Однако, здесь очень важно понять, почему же Спасителем является именно Христос, а не какой-либо пророк или учитель?

Газетная публикация не позволяет подробно проанализировать другие религиозные учения. Скажу только одно: все они предлагают варианты улучшения психологического состояния человека или стараются купить нас обещаниями красивой и счастливой жизни после смерти.

Христианство предлагает человеку нечто принципиально иное! Оно утверждает не только то, что человека нужно лечить (спасать), но и предлагает формы лечения.

Основа христианской сотериологии (учения о спасении человека) базируется на том утверждении, что Бог есть Любовь и только Любовь! Поэтому Бог не может остаться в стороне от человеческих проблем. Бог приходит на помощь человеку и жертвует Собой ради его спасения, ибо истинная любовь – это жертвенная любовь.

Не смея нарушить свободную волю человека, т.е. не смея насильно привести человека к счастью, и учитывая то, что могут найтись люди, сознательно отвергающие возможность спасения, – Бог воплощается в нашем мире! Вторая Ипостась Святой Троицы соединяется с нашей (человеческой) природой и через страдание и смерть на Кресте исцеляет в себе ее.

На Кресте Христос побеждает человеческое повреждение (смерть и страстность) и становится первым из воскресших, или Вторым Адамом (первый пал и стал смертен, второй – Христос – заново воссоздал человека). Именно победу Христа над смертью и воссоздание нового человека христиане и празднуют в День Пасхи!

Претерпев страдания на Кресте и победив смерть, Христос в День Пятидесятницы, в день Сошествия Духа Святого на апостолов, создает на земле Церковь, которая есть Тело Христово! Тело предполагает единство! Единство нераздельное! Единство как живую связь человека с Богом.

Процесс спасения человека в Церкви можно описать так: люди (как живые клетки) присоединяются к здоровому организму – Телу Христа – и получают в Нем исцеление, т.к. становятся единоприродными со Христом.

Церковь есть одновременно и Тело Христа, и полнота Духа Святого, «наполняющего все во всем»: «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания, один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (Еф. 4:4-6).

В Церкви наша природа соединяется со Христом, и это единство осуществляется в таинствах.

Таинство причастия – уже осуществленное соединение нашей природы с Главой Церкви – Христом – и одновременно со всеми ее членами.

«Узнаем чудо этого таинства, – говорит святой Иоанн Златоуст, – в чем оно состоит, для чего оно дано и какая от него польза. «Едино тело, – сказано, – мы бываем и уды Его от плоти Его и от костей Его» (Еф. 4, 4). А это бывает через пищу, которую Христос даровал».

Эта пища есть причастие, установленное самим Христом: «И когда они ели, Иисус, взяв хлеб и благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф. 26:26).

НО ПОЧЕМУ ЖЕ ТОЛЬКО В ЦЕРКВИ ХРИСТОВОЙ ВОЗМОЖНО ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СПАСЕНИЯ?

Мы приходим в Церковь, если ищем жизнь вечную, полноту любви. Бог есть совершенная Любовь, дарующая нам Себя в Таинстве Причастия. Таинство Причастия Тела и Крови Христовых существует только в Церкви и вне Церкви невозможно. Тело Христово пребывает единым, и попытка разорвать его, отделившись, заранее обречена на неудачу. Поэтому святые отцы считали Церковь единственным местом спасения:

«Никто не достигает спасения и вечной жизни, кроме того, кто имеет главою Христа; а иметь главою Христа может лишь тот, кто находится в Его Теле, которое есть Церковь» (блаженный Августин).

Человек, сознательно отделяющий себя от Церкви, отвергающий помощь Божию, идет против Божией любви, идет путем погибели. Никакие подвиги: ни чистота жизни, ни девственность, ни постничество, ни даже мученичество – вне Церкви не спасают. Что касается вопроса о тех, что остаются вне Церкви не по причине отделения, а в результате времени или места своего рождения, либо в силу воспитания, окружения или национальных традиций, Церковь не утверждает определенно уверенность в их погибели. Если язычники «естеством законное творят» (Рим. 2:14), то Господь не оставляет и их. Поэтому нельзя категорично высказать предположение о дальнейшей судьбе их; суд и попечение мы должны возложить на милосердие Божие.

Все же уверовавшие обязаны пребывать в Церкви, если ищут подлинной жизни и подлинного спасения.

Однако очень важно понять, что Православная Церковь это не общество святых и безгрешных людей, а больница, в которой врач Христос осуществляет лечение человека.

Православный верующий отличается от простого верующего (у которого «Бог в душе») тем, что искренне признается перед своей совестью в своем повреждении, греховности и ненормальности. Он ходит в Церковь для того, чтобы принять помощь Божию, без которой его исцеление невозможно.

В отличие от человека, пренебрегающего помощью Божией и надеющегося только на свои силы («Бог в душе»), православный христианин получает реальную возможность исцелиться, т.е. стать нормальным полноценным человеком. Именно это и подтверждает опыт православных святых, которые, проходя путь грехов и ошибок, достигали чистоты сердца и исцеления от страстей. Святые не на словах, а на деле становились НОВЫМИ людьми!

Именно в этом и состоит смысл духовной жизни в христианстве, чтобы с помощью Божией измениться из ветхого человека и стать поистине Новым Человеком, изменив себя по Образу Христа!

Часто это долгий и болезненный процесс, но лучше признавать себя больным и лечиться, нежели, будучи больным, обманываться и считать себя «святым», т.е. здоровым.

Только устремляясь к Богу, войдя в Церковь и получив возможность исцеления, а также наполнив свою жизнь любовью, человек приобретает действительное, непреходящее счастье, т.к. приобретает Царствие Божие в сердце своем!

Осознав свою недостаточность и болезненность, человек перестает видеть себя лучше и выше других людей (перестает осуждать и тщеславиться), вот почему из этого состояния только и может родиться истинная любовь к ближнему.

Жизнь с Богом и в Боге непреходяща – это вечная жизнь в Любви и Благе. Поэтому христианство не обещает людям блага в будущей жизни. Оно обещает счастье уже здесь: «Царство Божие внутрь вас есть!».

* На картинке изображена рыба. 

Надпись на рыбе: Ихтис (др.-греч. Ίχθύς — рыба) — древний акроним (монограмма) имени Иисуса Христа, состоящий из начальных букв слов: Ἰησοὺς Χριστὸς Θεoς ῾Υιὸς Σωτήρ (Иисус Христос Божий Сын Спаситель).

В раннехристианском искусстве изображения Христа были недопустимым сюжетом по причине гонений, поэтому возникают различные символические коды. Изображения акронима ΙΧΘΥΣ или символизирующей его рыбы появляются в римских катакомбах во II веке. О широком употреблении данного символа свидетельствует упоминание о нём у Тертуллиана в начале III века: Мы маленькие рыбки, ведомые нашим ikhthus, мы рождаемся в воде и можем спастись не иначе, как пребывая в воде.

Другие записи

Подписаться на ленту новостей RSS 2.0. Коментарии и пинги закрыты.